$ 63.85

€ 70.42

Процесс Максименко — Дрыманова — Крамаренко: дело о коррупции в СКР близится к финалу

Новости17.10.2019
17.10.20192646

Михаил Максименко (слева) и Александр Дрыманов.  Фото: АГН Москва

Мосгорсуд  начал рассматривать по существу одно из самых громких коррупционных дел последнего десятилетия, обвиняемыми по которому проходят бывшие высокопоставленные сотрудники Следственного комитета Михаил Максименко, Александр Дрыманов и Алексей Крамаренко. Их судят за связь с верхушкой российского преступного мира, включая его неформального лидера Захария Калашова (Шакро Молодой). За взятку в миллион долларов, по версии ФСБ,  руководители СКР взялись вытащить из СИЗО ближайшего сподвижника преступного авторитета.

Как делили миллион

Когда многочисленных  зрителей впускали в зал суда, в стеклянной клетке уже сидели трое обвиняемых: бывший руководитель столичного главка СКР Александр Дрыманов, бывший начальник Главного управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности СКР Михаил Максименко и экс-руководитель управления ведомства по ЦАО Москвы Алексей Крамаренко.

— Пресса, пропустите родственников, там 40 мест, все поместитесь! — пытался успокоить толпу судебный пристав.

Зрители разделились на две колонны: группа поддержки и журналисты, — заняв все до единого места в зале.

Над клеткой почему-то не горела лампочка, но это не помешало присутствующим детально рассмотреть фигурантов.  Дрыманов был в джинсах и пиджаке, Крамаренко и Максименко были одеты более неформально — в поло. Защищала обвиняемых группа из шести адвокатов. Их главный оппонент — прокурор Милана Дигаева, известная по участию в процессе над полковником-«миллиардером» Дмитрием Захарченко. Тот процесс закончился для старшего советника юстиции победой — обвиняемого удалось отправить в колонию на 13 лет. В этом все зависит от судьи Сергея Груздева.

По данным обвинения, которые огласила Дигаева, подсудимые за вознаграждение в миллион долларов приняли меры к освобождению из СИЗО подельника криминального авторитета Захария Калашова Андрея Кочуйкова, также известного как Итальянец. Последний был задержан после перестрелки у ресторана Elements на Рочдельской улице в Москве в декабре 2015 года. В ходе этой перестрелки с адвокатом и экс-сотрудником ФСБ Эдуардом Буданцевым погибли два члена бригады Шакро.

Посредником при передаче взятки был ныне находящийся в розыске предприниматель Дмитрий Смычковский.

— Обвиняемые были достоверно осведомлены, что одной из сторон конфликта [на Рочдельской улице] являются лица, приближенные к так называемому криминальному авторитету Калашову, — заявила Дигаева. По ее словам, Крамаренко в ходе общения со Смычковским узнал, что неизвестные лица из окружения Калашова готовы передать деньги за освобождение Итальянца. Руководил преступной группой взяточников Максименко.

Деньги от приближенных к Шакро Молодому, как установило следствие, должны были поделить на пятерых. Помимо троих обвиняемых, по $200 000 также должны были получить предприниматель Смычковский и бывший первый заместитель Дрыманова генерал-майор Денис Никандров. Последний ранее осужден на 5,5 года колонии, так как заключил сделку со следствием и уже этим летом освободился условно-досрочно. В обвинительном заключении указано, что встреча силовиков прошла в «Кофемании» на Покровке. После получения и распределения валюты Дрыманов дал распоряжение о смягчении обвинения.

Есть в деле и другой эпизод. Следователи установили, что в 2016 году Никандров передал Дрыманову «неперсонифицированную дебетовую карту» с почти 10 тыс. евро за содействие назначению на должность и общее покровительство по службе. Карта была оформлена на прибалтийскую компанию.

(Напомним, что L.R неоднократно сообщал об этих преступлениях и нравах, царивших в подразделении СКР, когда ими руководили сегодняшние обвиняемые. Например, про генерала Максименко мы подробно рассказали в материале Подследственный комитет, а про руководителя столичного главка можно прочитать в статье «Часто уходил в запой» – коллеги вспоминают, каким руководителем был генерал Дрыманов.)

— Подсудимый Дрыманов, вы признаете свою вину в предъявленном обвинении? — спросил судья Груздев.

— Нет, не признаю, — ответил тот. — Исходя из обвинения, мы получили деньги за нашу текущую деятельность. Следствие не установило ни место, ни время, ни способ совершения преступления. В чем нас обвиняют? В том, что мы пытались добиться справедливого решения по делу?

По мнению генерала, выдвинутое ему обвинение «незаконно и необоснованно», а само уголовное дело «носит явно заказной характер».

— Это классика советского кинематографа: сложно искать черную кошку в темной комнате, если ее там нет. Так и с деньгами — нельзя их найти, если я их не получал, — отметил Дрыманов.

Максименко и Крамаренко также не признали своей вины. По словам первого, сотрудники ФСБ оказывали на него давление, добиваясь оговора и последующей дискредитации председателя СКР Александра Бастрыкина.

— Единственным косвенным доказательством моей виновности являются показания Никандрова, который, по моему мнению, был вынужден оговорить под давлением сотрудников ФСБ. У меня есть тому подтверждения, которые я представлю позже, — заявил Максименко.

Дрыманов в своей речи также говорил о роли Никандрова в данном уголовном деле. По словам генерала, тот дал такие показания, потому что был «доведен до отчаяния полуторагодичным содержанием в СИЗО», что сильно подорвало его здоровье.

Крамаренко поддержал других подсудимых, назвав доводы обвинения «голословными и беспочвенными».

— Я категорически не признаю свою вину. По моему мнению, дело имеет заказной характер — по-другому я это объяснить не могу, если честно. Я 22 года прослужил в органах прокуратуры и следствия, но с таким беспределом встречаюсь первый раз, — подчеркнул он.

В слушаниях объявлен перерыв до 5 ноября. Первое слово будет за стороной обвинения — прокуратура начнет представлять доказательства. Все фигуранты очень ждут показаний Дениса Никандрова, он выступает ключевым свидетелем.

“Дабл” Максименко

Напомним, что для Максименко это уже не первый судебный процесс по делу об “освобождении” Итальянца. Как рассказывал L.R,  в апреле 2018 года Московский городской суд приговорил его к 13 годам колонии строгого режима со штрафом в 165 млн руб. А также лишил специального звания полковника юстиции.

Суд установил, что в 2016 году через своего заместителя, главу УСБ СКР Александра Ламонова (приговорен к 5 годам заключения), Максименко получил $400 тыс. из $500 тыс., отдельно выделенных на освобождение Итальянца основателем сети «Якитория» Олегом Шейхаметовым. Они с Кочуйковым были школьными приятелями.

В качестве звеньев в цепочке по передаче взятки также выступили экс-сотрудник УСБ СКР Денис Богородецкий и отставной полковник ГУСБ МВД Евгений Суржиков. Последний работал на Шакро и лично забирал взятку у основателя “Якитории” в его московском ресторане на Тверской-Ямской. Остальные $100 тыс. посредники поделили между собой.

Узнав о получении миллиона из другого источника, деньги Шейхаметова Максименко и Ламонов просто поделили между собой.

Уже в ходе того процесса было  установлено, что Максименко интересовался ходом расследования перестрелки, периодически встречался и обсуждал перспективы уголовного дела с Дрымановым и Никандровым. Именно по их распоряжению материалы, касающиеся Итальянца и его подельника Эдуарда Романова, передали в СУ СКР по ЦАО Москвы. Местные следователи переквалифицировали обвинение на более легкую статью, и оба фигуранта летом 2016 года едва не оказались на свободе.

29 марта 2018 года Никулинский суд Москвы вынес приговор 12 членам бригады Шакро, признав их виновными, в том числе, и по эпизоду, связанному с конфликтом на Рочдельской. В частности, Калашов, который также оказался на скамье подсудимых, получил 9 лет и 10 месяцев строгого режима, Кочуйков – 8 лет и 10 месяцев, Романов – 8 лет и 4 месяца, Суржиков – 7 лет и 10 месяцев.

В ходе предыдущего процесса была доказана и еще одна взятка Максименко. Он получил ее от предпринимателя Бадри Шенгелия, который в оперативных материалах ФСБ, озвученных в суде, проходит как ключевой участник «тамбовского» ОПС, занимавшегося рейдерскими захватами в Санкт-Петербурге. С Максименко Шенгелия познакомился в 2007 году, когда являлся свидетелем по делу лидера “тамбовских” – “ночного губернатора” СПб Владимира Барсукова (Кумарина). По утверждению предпринимателя, с полковником у него сложилось “взаимовыгодное сотрудничество”: некоторые из приближенных Шенгелии при содействии Максименко избегали уголовной ответственности. А взамен авторитет помогал в раскрытии преступлений.

В 2015 году Шенгелия заплатил Максименко $50 тыс. за возбуждение уголовного дела на сотрудников питерского угрозыска, якобы укравших у него швейцарские часы марки Hublot. В суде утверждалось, что авторитет хотел привлечь сыщиков к уголовной ответственности «в качестве мести за выявление совершенных им преступлений». Сотрудники ФСБ установили, что Максименко регулярно звонил главе ГСУ СПб Александру Клаусу с указаниями возбудить уголовное дело о краже. После служебной проверки, установившей, что часы не похищали, генерал Клаус отказался исполнять поручения Максименко. Тогда по указанию последнего ряд должностных лиц питерского следкома привлекли к дисциплинарной ответственности, материалы проверки истребовали в центральный аппарат ГСУ СКР и все-таки возбудили уголовное дело, которое в дальнейшем было закрыто только после вмешательства Генпрокуратуры РФ.

О делах Дрыманова и Максименко читайте также в материалах L.R:

В руководстве СКР пьют так, что теряют $400 000
Сотрудники СКР дали показания о странных решениях своего генерала
«Он второй или третий человек по значимости в системе СКР»
Под еще одним начальником главка СКР загорелась земля

    Alexandra Izucheeva

    18 октября 2019 at 16:18

    “Я 22 года прослужил в органах прокуратуры и следствия, но с таким беспределом встречаюсь первый раз,”
    Ну, так потому что это ваше первое уголовное дело с другой стороны баррикады.
    В СК и в прокуратуре беспредел полный.
    Вот генерал Музраев, будучи замом областного прокурора, фабриковал в отношении меня уголовное дело и гонялся за мной 6 лет. Меня оправдали, а с него как с гуся вода.А теперь воет:Беспредел!”.
    А как вы с нами? Не беспредел?!

    Михаил Трепашкин

    18 октября 2019 at 22:08

    Вообще-то в Москве сформировалось организованное преступное сообщество, членами которого стали и названные лица. Но привлекли лишь кусочек из айсберга, да и то случайно.

    Михаил Трепашкин

    18 октября 2019 at 22:13

    Немного о соучастниках Дрыманова А.А. из организованного преступного сообщества:
    http://www.trepashkin.com/news/articles?id=205

    Aklima Rakina

    19 октября 2019 at 18:06

    вот из-за таких уродов и теряется доверие даже к Президенту…и в правосудие…

    Aklima Rakina

    19 октября 2019 at 18:08

    только что сделала запись с целью проверки – отключен кабель от интернета, отключен интерне в телефоне, ….но запись комментария появилась – не хило!!!