$ 66.55

€ 75.55

КС запретил судам работать калькулятором

Мнения13.12.2016
13.12.20162595

Конституционный суд РФ сегодня вынес неожиданное решение по проверке конституционности положений Гражданского кодекса, касающихся ответственности за нарушение авторских прав. Эта коллизия оказалась в поле зрения КС благодаря «бдительному» и неравнодушному судье Алтайского арбитражного суда – он стал заявителем.

Производство по двум разным делам КС объединил в одно. Правообладатели требовали взыскать с двух предпринимателей компенсации за нарушение авторства, размер которых многократно превышал ущерб истцов. В первом случае ЗАО «Аэроплан» просило взыскать от 50 000 до 60 000 руб. за нарушение исключительного права на товарные знаки, воспроизводящие персонажей мультсериала «Фиксики». Правонарушитель продал набор игрушек за 200 руб. с изображением этих персонажей. Во втором случае за продажу пиратского диска за 75 руб. с песнями Стаса Михайлова бывшему индивидуальному предпринимателю Юлии Любивой грозила выплата почти в 900 000 руб. (подробнее читайте в материалах Legal.Report КС поручил поправить ГК из-за дисков Стаса МихайловаКС РФ приценился к авторскому праву).

В последнем случае Алтайский арбитраж, учитывая, в том числе, материальное положение ответчицы, счел, что взыскание столь крупных компенсаций не отвечало бы принципам разумности и справедливости. Во избежание несправедливости судья воспользовался другими нормами ГК и снизил размер изначально запрашиваемой компенсации с 859 000 руб. до 15 000 руб. Суд мотивировал это тем, что компенсация высчитана за нарушение авторских прав продажей всего диска в целом, а не за незаконную «продажу» каждой песни в отдельности.

Однако Суд по интеллектуальным правам отменил решение и постановил вернуть дело на новое рассмотрение, поскольку компенсация должна быть высчитана на каждое нарушение отдельно. То есть за каждую песню Стаса Михайлова.

КС постановил считать положения п. 1 ст. 1301, п. 1 ст. 1311, п. 4. ст. 1515 ГК РФ в той мере, в которой они предусматривают защиту прав собственника результатов интеллектуальной деятельности, то есть право требовать компенсацию с нарушителя, не противоречащими Конституции РФ. При этом те же статьи, используемые в той мере, в которой суды ограничены в праве назначить сумму компенсации ниже низшего предела, КС признал не соответствующими Конституции.

Как отметил Конституционный суд, принцип соразмерности предполагает дифференциацию ответственности «в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, учета степени вины и иных существенных обстоятельств, имеющих значение для индивидуализации наказания». Также необходимо учитывать впервые совершенное правонарушение, не носящее грубый характер, и тот факт, что нарушение авторских прав не является для лица существенной частью деятельности.

Поэтому, счел КС, суду должна предоставляться возможность уменьшать явно несправедливый размер санкции. Иной подход к взысканию компенсации «подрывает доверие граждан к закону и суду и приводит к нарушению гарантируемого Конституцией достоинства личности и запрета на унижающее человеческое достоинство наказание». «Санкции должны применяться исходя из требований адекватности порождаемых последствий», – заключили судьи. Федеральному законодателю предписано незамедлительно внести изменения в ГК, а до тех пор судам надлежит применять решение КС.

Представитель Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей в сфере интеллектуальной собственности Анатолий Семенов считает, что СИП в этом деле «устранился» от применения принципа справедливости и соразмерности, прикрывшись формальным толкованием норм. И, по сути дела, «суд превратился в калькулятор».

«Ведь все же понимают: речь идет о латентных безработных – индивидуальных предпринимателях. Они, идя в суд, думают, что их права никто не защитит, а права правообладателей превыше всего – вот в чем нарушение», – говорит омбудсмен. Кроме того, по его словам, «сейчас предпринимателей привлекают к ответственности вне зависимости от вины, и это при том, что им установить, где именно в цепочке реализации товара возник контрафакт, невозможно – реестров авторского права не существует».

На этот счет КС также оставил свое замечание. Суд указал, что «лицу должна предоставляться возможность доказывания его действий по предотвращению незаконного использования исключительных прав».

Принципиально другое мнение высказывает Яна Брутман, партнер юридической компании TM Defence. Как она считает, с одной стороны, нельзя назвать позицию Конституционного суда революционной или даже в значительной степени потенциально меняющей сложившуюся судебную практику. «Вплоть до настоящего времени суды руководствовались прямым указанием ГК РФ о минимально возможной сумме компенсации. В этой связи, к сожалению, я не вижу каких-либо положительных перспектив от введения возможности взыскать ниже низшего», – считает Брутман. По ее словам, в данном случае речь может идти не о создании более благоприятных условий для бизнеса, а напротив – «об ограничении легальных способов восстановления нарушенных прав».