$ 65.67

€ 74.94

На что мог потратить свою долю взятки в $500 000 начальник главка СКР

Новости15.02.2018
15.02.20181426
В Мосгорсуде на процессе по делу "серого кардинала" СКР Михаила Максименко представители гособвинения 15 февраля выясняли, на что подсудимый мог потратить свою долю от $500 000, которую, по версии следствия, он получил в качестве взятки за освобождение криминального авторитета Андрея Кочуйкова (Итальянца) и его сообщника Эдуарда Романова.

Перед тем как начать исследовать материальное благосостояние подсудимого, прокуроры допросили замруководителя "должностного" отдела (преступления правоохранителей) ГСУ Москвы Максима Денисова и бывшего руководителя отдела обеспечения собственной безопасности ГСУ Сергея Гусева.

Свидетель Денисов рассказал, что его отдел, состоящий из восьми человек и курируемый первым замглавы ГСУ Денисом Никандровым, был перегружен, когда в феврале 2016 года сюда поступило уголовное дело о перестрелке на Рочдельской улице. За короткое время им занимались по очереди два следователя, но ни один из них не довел дела до суда. На замене настоял Никандров. Своего бывшего шефа Денисов назвал компетентным руководителем.

– Процесс передачи уголовного дела другому следователю очень затратный по времени, это кропотливая работа, – объяснил Денисов, сообщив, что пытался возражать против процессуальной чехарды.

Далее уголовное дело о перестрелке было разделено. Из него выделили и передали в СУ СКР по ЦАО Москвы дело по ч. 3 ст. 163 УК РФ (вымогательство), фигурантами которого стали Кочуйков и Романов, а потерпевшей проходила владелица ресторана Elements Жанна Ким.

– Вы считаете решение о выделении дела законным? – поинтересовался адвокат подсудимого Андрей Гривцов.

– Я не возражал, это существенно снижало нагрузку на наш отдел.

– А почему в ЦАО передали?

– Это решение со мной не обсуждалось. Мне прислали постановление об изъятии, потребовали подготовить дело и передать.

Денисов сказал, что испытал "полный шок", когда узнал, что в СУ СКР по ЦАО действия Кочуйкова и Романова переквалифицировали с вымогательства на самоуправство, из-за чего обвиняемые едва не оказались на свободе.

– По моему мнению, вопрос о переквалификации можно рассматривать в суде после детального разбирательства, но никак не на стадии предварительного следствия, – прокомментировал решение коллег свидетель.

– Суд разберется, – улыбнулся судья Олег Музыченко.

Следующим место за трибуной для допроса занял экс-начальник ОСБ столичного ГСУ Сергей Гусев. Подсудимый Максименко, явно заскучавший от обилия процессуальных деталей в предыдущих показаниях, с интересом стал смотреть на бывшего подчиненного.

Представителей гособвинения интересовала персона предпринимателя Дмитрия Смычковского, который, согласно показаниям свидетелей, часто бывал в кабинетах руководства столичного ГСУ и якобы предложил $400 000 за освобождение Кочуйкова (осенью 2017 года предприниматель по кличке Дима-решальщик был объявлен в международный розыск).

Гусев сообщил, что был "шапочно" знаком со Смычковским – пожимал ему руку около приемной главы ГСУ Александра Дрыманова. Смычковский вроде бы знал и Максименко, утверждал свидетель: "Михал Иваныч и Дима якобы служили вместе, сотрудники говорили". При этом бывший глава СУ СКР по ЦАО Алексей Крамаренко накануне в суде утверждал, что ни разу не видел вместе подсудимого и предпринимателя.

Подсудимого свидетель охарактеризовал как профессионала, а свои отношения как рабочие и товарищеские: "несколько раз был у него дома по служебной необходимости, познакомились, когда он ставил задачу по отправлению в служебную командировку председателя СКР". При этом Гусев утверждал, что ни со стороны Максименко, ни со стороны руководства столичного ГСУ не ощущал особого интереса к уголовному делу о перестрелке на Рочдельской. Обстоятельствами расследования интересовался руководитель УСБ СКР Александр Ламонов, но поверхностно: "все ли нормально, нет ли проблем со следователями". Гусев также заявил, что слышал, как в ГСУ обсуждали переквалификацию, но кто именно, пояснить не смог.

В июле 2016 года, вспоминал свидетель, глава ГСУ Дрыманов принял решение о проведении служебной проверки в СУ СКР по ЦАО, по итогам которой были уволены Крамаренко, его заместитель Александр Хурцилава и следователь Андрей Бычков. "Были выявлены многочисленные нарушения, какие, не помню, проверку проводили мои подчиненные", – сказал Гусев.

Судья Музыченко по ходатайству обвинения огласил протокол допроса Гусева "в связи с противоречиями в показаниях". Из них следовало, что в начале мая 2016 года Ламонов приезжал в ГСУ и интересовался делом Кочуйкова и Романова. Позже Ламонов обратился к Гусеву и попросил держать его в курсе относительно расследования, пообещав взамен "некую благодарность", но не уточнил, какую именно. Гусев, согласно протоколу, дал понять, что ему это не нужно, при этом испытал негативные эмоции и резко отказал Ламонову.

– Ламонов – второе лицо после Максименко, а вы еще на ступеньку ниже, но реагируете на его предложение негативным образом. Как это можно понять? – уточнил прокурор Борис Локтионов после того, как свидетель принялся утверждать, что речь точно не шла о деньгах. Но внятного ответа так и не получил.

Вторая половина судебного заседания была посвящена выяснению происхождения арестованного в рамках уголовного дела о взятке имущества – земельного участка с домом в городе Павловске (входит в состав Санкт-Петербурга), известном своими историческими достопримечательностями. Для этого допросили давнего друга Максименко, предпринимателя из Санкт-Петербурга Вадима Воскресенского, настоящего владельца арестованной недвижимости. Он объяснил, что в 2010 году приобрел участок в 24 сотки, а четыре года спустя поставил там дом – только коробку "под крышу".

– Михаилу и его жене Ольге понравился этот участок, на этом мое отношение к этому участку закончилось, – объяснил свидетель, уточнив, что супружеская чета обязалась выкупить участок и дом за 15 млн руб. не позднее конца 2016 года. После этого Максименко с женой приступили к ремонтным работам, которые к маю 2016 года практически закончили.

– Вы же были в курсе, что ваш друг является госслужащим? Вы размер его зарплаты представляли? – поинтересовался прокурор Потапов.

– Я представлял доходы его жены Ольги Николаевны, – ответил Воскресенский, сообщив, что супруга подсудимого в качестве таможенного декларанта заработала 14 млн руб. "то ли за 2014, то ли за 2015 год". Он добавил, что обсуждались варианты расчета, в том числе ипотека.

– А вы пробовали оспаривать наложенный арест?

– Один раз попробовал, не получилось.

После допроса Воскресенский ободряюще подмигнул Максименко. В ответ тот грустно улыбнулся.

Следующее судебное заседание по делу Максименко назначено на 19 февраля.