«Олигофрены» и «недопырки»: правила поведения адвокатов в Интернете в действии

Новости14.08.2020
14.08.20202968

Фото: pxhere.com

Адвокатская палата Москвы опубликовала расширенный обзор практики, связанной с публичным поведением адвокатов при осуществлении профессиональной деятельности, а также в СМИ и интернете. 72-страничный документ охватывает период с 2018 по середину 2020 года. Напомним, что Федеральной палатой адвокатов в 2016 году  были  утверждены скандальные «Правила поведения адвокатов в сети «Интернет», о чем неоднократно рассказывал L.R.  Против этого документа высказались многие именитые адвокаты. И данный отчет, пожалуй, первая серьезная попытка АП доказать на практике свою правоту.

Брань в интернете

АП Москвы, в частности, рассказала о деле адвоката, которого лишили полномочий за неуважительные высказывания в социальных сетях. В июле 2017 года он опубликовал в своем Twitter ряд оскорбительных и нецензурных сообщений. Самое мягкое слово, которое цитирует Адвокатская палата Москвы — «придурки» и «недопырки».

«Взглянул на иск Ш. Бездарно составленные документы: Уголовная и гражданско-правовая ответственность взаимоисключающи. Идиоты», — написал адвокат Ф. (Его фамилию АП не называет, но, судя по всему, речь идет об участнике громких внутрицеховых конфликтов Марке Фейгине).

В соответствии с заключением квалификационной комиссии, адвокатом нарушен целый ряд статей Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». В соответствии с ними, адвокат при всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущие его профессии.

Сам юрист согласился с заключением комиссии. По его словам, он действительно прибегал к резким и грубым публичным высказываниям, используя в них обсценную, в том числе, ненормативную, лексику, поскольку «это его единственное орудие», а он находился под сильным давлением власти в силу специфики дел, которые ведет. По этой причине Ф. посчитал такое свое публичное поведение «в определенных случаях допустимым».

В итоге Совет АП решил, что часть высказываний адвоката «носит характер площадной брани, содержит ненормативные выражения», а сам юрист демонстративно и неоднократно проигнорировал обязательные требования профессиональной этики.

«Как этими высказываниями в отдельности, так и всем свойственным ему в целом, по его собственному признанию, стилем публичного общения, адвокат Ф. продемонстрировал предельно низкие стандарты поведения, обычно характеризуемые как нерукопожатность», — резюмировал Совет Адвокатской палаты и прекратил статус адвоката.

Угрозы доверителю

В 2018 году, по данным АП Москвы, один из ее членов И. высказывал угрозы в адрес своего доверителя. Адвокат представлял интересы в деле о возврате денежных средств и ценных бумаг, принадлежащих тому на праве собственности. Между ними был заключен соответствующий договор об оказании юридической помощи, услуги были оплачены. Однако спустя несколько месяцев клиент заявил о прекращении сотрудничества и потребовал у адвоката срочно передать его коллеге доверенность, судебные запросы и другие документы по делу.

Более того, доверитель позвонил со своим дело на мобильный телефон супруги адвоката, находившейся в этот момент в больнице. После этого юрист отправил клиенту SMS с текстом: «Не надо больше звонить моей жене». Несмотря на это, бывший клиент опять позвонил женщине, после чего адвокат набрал его номер и высказал все, что о нем думает.

Как уточняется в материалах дела, адвокат пообещал «причинить ему телесные повреждения и вред здоровью», использовав соответствующую лексику («мудак», «подонок», мразь»). Сам юрист, впрочем, не отрицал этих фактов.

Совет Адвокатской палаты принял во внимание, что инициатором конфликта являлся доверитель, который позвонил жене адвоката, находившейся в родильном доме в связи с беременностью, и высказал различные оскорбления. Это повлекло негативные последствия для здоровья женщины.

«Последующие действия адвоката И., образующие дисциплинарное нарушение, явились реакцией на эти действия. Совет также учитывает, что адвокат И. ранее к дисциплинарной ответственности не привлекался, нарушение признал. При таких обстоятельствах Совет полагает необходимым применить к адвокату И. меру дисциплинарной ответственности в виде замечания как в наибольшей степени отвечающую требованиям соразмерности и справедливости дисциплинарного разбирательства, предусмотренного п. 3 ст. 19 Кодекса профессиональной этики адвоката», — решил Совет АП.

В результате адвокату было вынесено замечание.

Ответил за олигофрена

В 2019 году Совет Адвокатской палаты города Москвы рассмотрел дело адвоката, который направил оскорбительное послание в электронную приемную ФССП России. Причиной негодования стал инцидент на проходной районного отдела судебных приставов,  через которую адвоката не пустили к клиенту из-за отсутствия у него паспорта. Юрист разразился тирадой, которую направил на сайт ФССП.

Среди прочего, там было написано: «на проходной указанного отдела находился олигофрен (в стадии дебильности) в форменной одежде ФССП со знаками различия, напоминающими знаки различия старшего лейтенанта…»; «я разъяснил указанному олигофрену, что направляюсь на прием к судебному приставу Ф., и предъявил удостоверение адвоката No …, выданное 15.10.2015 ГУ Минюста России по Москве на мое имя»; «на разъяснения олигофрен реагировал неадекватно …» и т д.

Начальник Подольского районного отдела судебных приставов ФССП обиделся на такую характеристику одного из своих подчиненных и послал жалобу в Адвокатскую палату Москвы. Юрист на заседании Совета АП сослался на известную ему практику Европейского суда по правам человека и утверждал, что эти высказывания не нарушают требований законодательства и профессиональной этики адвоката. Он заявил, что употребленное им в обращении слово «олигофрен» не является нецензурным либо оскорбительным, а является оценочным суждением, которое находится под защитой Конституции РФ и Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Совет АП решил, что употребленные адвокатом слова «олигофрен», «имбецил» и «дебил» к обсценной лексике не относятся, но являются недопустимыми.

«Приведенные в обращении адвоката в ФССП России высказывания о слабоумии должностных лиц ФССП России не преследовали в качестве своей цели защиту интересов доверителя, являющегося должником в исполнительном производстве, поскольку каких-либо доводов о нарушении прав последнего в ходе исполнительного производства обращение не содержало, а были направлены исключительно на умаление чести и достоинства тех должностных лиц, которые своими действиями (бездействием) создали препятствия для прохода адвоката в здание», — решил Совет.

Адвокату объявили замечание.

Ранее LR неоднократно рассказывал о попытках ФПА запретить адвокатам свободно высказываться в интернете. См. например:

Адвокаты в интернетах: эрекция на автомобиль, «ферзь» для коллеги и «писюля» председателя

О других делах из обзора Адвокатской палаты Москвы можно прочитать здесь.