$ 64.28

€ 72.94

Дело разреза “Инской” обрастает новыми подробностями

Новости23.11.2018
23.11.20181100
Резонансное дело о вымогательстве контрольного пакета акций у владельца кузбасского АО "Разрез "Инской" длится больше двух лет. На скамье подсудимых восемь человек, включая теперь уже бывших вице-губернаторов Кемеровской области Александра Данильченко и Алексея Иванова, экс-главу регионального управления Следственного комитета Сергея Калинкина и бизнесмена Александра Щукина. Постепенно дело обрастает новыми, весьма любопытными подробностями, которые ранее не были известны широкой публике.

Критическая ситуация

Шахта "Разрез "Инской" была введена в эксплуатацию в 2011 году. Следующие несколько лет она стабильно наращивала производство угля, выйдя к 2014 году на уровень 1,3 миллиона тонн. Сложности на предприятии возникли в начале 2015 года. Из-за геологических проблем добыча не велась почти пять месяцев, и к концу года как снежный ком начали расти долги по заработной плате и налогам. К июлю 2016 года ситуация стала критической: задолженность по зарплате приблизились к 70 миллионам рублей, а по налогам выросла до 154 миллионов.

8 июля терпение шахтеров лопнуло, и они отказались выходить на работу до погашения задолженности. Люди готовы были идти на крайние меры, вплоть до перекрытия Транссибирской магистрали. Перед стратегически важным регионом замаячила перспектива повторения ситуации весны 1998 года. Тогда несколько тысяч шахтеров, требовавших выплаты заработной платы, блокировали участок Транссиба, что привело к остановке 200 поездов и блокированию пассажирских и грузовых перевозок на Дальний Восток и обратно.

Из-за действий "эффективных менеджеров" АО "Разрез "Инской" Кемеровская область, один из богатейших регионов России, встала перед угрозой потери социально-экономической и политической стабильности. Пикантности ситуации добавляли выборы в Госдуму, намеченные на сентябрь 2016 года.

После отказа шахтеров идти в забой губернатор региона Аман Тулеев поручил своим заместителям Александру Данильченко и Александру Иванову принять меры для урегулирования кризисной ситуации. Прежде всего, предстояло найти владельцев предприятия и оценить их возможность к погашению долгов.

К тому моменту Следственный комитет Кемеровской области возбудил уголовное дело по статье 145.1 – невыплата заработной платы. Данильченко создал специальную комиссию, в которую вошла глава департамента административных органов Елена Троицкая. Иванов, в свою очередь, попросил дать правовую оценку ситуации начальника регионального Следкома Сергея Калинкина.

Тайное давление

Последующие события развивались стремительно. По словам адвоката Александра Щукина, руководителя московской коллегии адвокатов "Юлова и партнеры" Елены Юловой, Калинкин 8 июля связался с ее подзащитным, поскольку предприниматель, возглавляющий "Западно-Сибирскую угольную компанию", известен как высококлассный специалист с колоссальным опытом горных работ.

Руководитель СК попросил его оценить ситуацию на "Инской". Щукин и его команда выяснили, что на шахте допущена инженерно-техническая ошибка, из-за которой добыча угля невозможна еще какое-то время. По мнению бизнесмена, на исправление ситуации потребовалось бы несколько месяцев, о чем Данильченко и Иванов незамедлительно доложили Тулееву.

Параллельно Щукина «добровольно-принудительно» заставили сделать взнос в общественный благотворительный фонд "Милосердие". Адвокат предпринимателя отметила, что с марта по 10 июля 2016 года бизнесмен перечислил туда 200 миллионов рублей, причем 100 миллионов в те дни, когда кризисная ситуация на шахте достигла апогея. Но было понятно, что мера временная и перечисленные Щукиным средства проблемы на "Инской" решить не могут, поскольку собственники шахты никак не проявлялись.

Формально собственником был кузбасский адвокат Антон Цыганков, владевший 51% акций предприятия (513 штук). Но в администрации региона понимали, что юрист – лишь номинальный собственник, тогда как реальным владельцем является совсем другое лицо. Против Цыганкова возбуждается уголовное дело по статье 201 (злоупотребление полномочиями). Его задерживают 11 июля и помещают в изолятор временного содержания.

Ключевая для понимания ситуации история разворачивается утром следующего дня. Щукину позвонил губернатор области Аман Тулеев и предложил управлять проблемной шахтой, если Цыганков согласится передать контрольный пакет акций, отмечает защита предпринимателя, ссылаясь на записи телефонных переговоров. Бизнесмен принимает предложение Тулеева.

В тот же день в здание регионального управления Следственного комитета, где находился Цыганков, приезжают заместители Тулеева Данильченко и Иванов, сотрудник администрации Троицкая – и ведут переговоры с Цыганковым о погашении долгов по зарплате, налогам и предлагают подумать о привлечении инвестора, отчуждении акций, и когда Цыганков дает согласие, в СК приезжает юрист Щукина Геннадий Вернигор. Переговоры начинаются. Их итогом стала доверенность от имени Цыганкова на дарение принадлежащего ему пакета акций.

Юрист, как и подобает исполнителю, сделал все, чтобы выполнить поручение руководителя, невзирая на положение, в котором находился владелец акций, включая его пребывание в наручниках. Но даже на следующий день, когда Цыганков находился уже в офисе Щукина, продолжая обсуждать сделку по отчуждению акций, он не возражал против сделки и не рассказывал Щукину об оказанном на него давлении.

"Токсичный" актив

Иную картину произошедшего рисует следствие. Оно полагает, что Щукин решил завладеть контрольным пакетом акций компании "Разрез "Инской", для чего вошел в сговор с Данильченко, Ивановым и Калинкиным. Якобы бизнесмен путем вымогательства собирался стать собственником 513 акций номинальной стоимостью 256 500 рублей, а через владение ими получить право собственности на имущество разреза балансовой стоимостью более 2,7 миллиарда рублей.

По версии следствия, Калинкин поручил замначальника второго отдела по расследованию особо важных дел Сергею Крюкову и старшему следователю Артемию Шевелеву задержать акционера и возбудить против него уголовное дело. Обвинение полагает, что следователи организовали Данильченко, Иванову и Троицкой встречу с Цыганковым в здании СК.

Акционеру, утверждает следствие, грозили заключением под стражу, если он не передаст свой пакет акций. Цыганков согласился, об этом сообщили Щукину, и тот отправил в Следком своего юриста Вернигора, а Троицкая, в свою очередь, подыскала нотариуса для оформления сделки по передаче акций.

Затем бизнесмен вылетел в Москву, где встретился с реальным владельцем контрольного пакета акций. Они договорились, что будут вместе управлять разрезом и участвовать в распределении прибыли шахты. Но впоследствии Щукин решил отказаться от столь «токсичного» актива.

После этого начали происходить странные события. "На Щукина оказывается колоссальное давление, идут проверки на его шахтах "Полосухинская" и "Грамотеинская", приостанавливается их работа с целью заставить его управлять "Инской", – рассказала Елена Юлова в ходе недавней пресс-конференции.

По ее словам, это продолжалось до августа 2016 года, а 16 ноября против Щукина и иных лиц было возбуждено уголовное дело по части третьей статьи 163 УК РФ (вымогательство с целью завладения имуществом в особо крупном размере). Вместе с предпринимателем на скамье подсудимых оказались Александр Данильченко, Александр Иванов, Елена Троицкая, Геннадий Вернигор и следователи из СК, включая их руководителя.

Замах – на миллиарды, удар – на рубль

Единственным признавшим свою вину, хоть и частично, является Щукин. Себя он винит в том, что стал невольной причиной произошедшего, отмечает его адвокат Елена Юлова. Предприниматель признает, что соблазнился предложением, которое ему сделал глава Кемеровской области 12 июля.

"Конечно, я не думал, что Цыганков будет подписывать документы о передаче акций в наручниках и под принуждением. Я не мог этого знать. Я понимал, что Цыганкову будет сделано предложение, понимал, что, возможно, оно будет со стороны администрации", – приводит Юлова слова своего подзащитного. Чтобы разобраться в ситуации, Щукин и направил своего юриста Вернигора.

Последний же не поставил своего шефа в известность обо всех деталях происходящего в здании регионального управления СК.

При этом основным мотивом действий бизнесмена следствие считает корыстные интересы. Действительно, угольная шахта в Кузбассе – ценный и стратегически важный актив. Однако разрез "Инской" в том состоянии, в котором он находился к июлю 2016 года, принес бы новому владельцу больше головной боли, чем реальной прибыли.

Пытаясь доказать корыстные мотивы Щукина, следствие отмечает, что владение контрольным пакетом акций разреза дало бы бизнесмену доступ к активам шахты общей стоимостью более 2,7 миллиарда рублей. На самом деле стоимость всех акций АО "Разрез "Инской" составляет один рубль, утверждает сторона защиты на основании мнения специалистов-оценщиков.

"Долгов у компании на 12.07 2016 года было на четыре миллиарда рублей, в суде рассматривалось заявление о признании ее банкротом, таким образом, стоимость "Инской" – «минус четыре миллиарда» рублей. А поскольку предмет спора – акции, которые нельзя оценивать в отрицательной величине, то их стоимость была определена специалистами в "один рубль", – пояснили адвокаты Щукина. Таким образом, приняв акции АО "Разрез "Инской", бизнесмен взвалил бы на себя и огромные долги предприятия.

Долгоиграющий процесс

На днях делу разреза "Инской" исполнилось два года. Все участники процесса высоко оценивают ход следствия. Не поступает жалоб и от самих обвиняемых. Так, адвокат Александра Щукина Елена Юлова назвала процесс "суперпрофессиональным" и корректным.

Все это время большинство фигурантов находятся под домашним арестом. В конце октября суд смягчил условия некоторым из них. Так, Алексею Иванову было увеличено время прогулок и предоставлена возможность посещать мать. Больше времени на прогулки стало и у Александра Щукина, которому суд также позволил общаться по телефону с адвокатом, ездить на велосипеде в качестве кардионагрузки и посещать врачей.

Исключение составляет Сергей Калинкин: он единственный из обвиняемых содержится в СИЗО. В сентябре суд продлил ему срок содержания в следственном изоляторе до декабря. Виновным себя Калинкин признавать по-прежнему отказывается. В ходе первого заседания суда по делу он заявил, что "всегда служил верой и правдой".

Невиновными себя считают и бывшие заместители главы Кемеровской области Александр Данильченко и Алексей Иванов. По словам адвоката последнего Александра Золоева, теперь уже бывшими чиновниками двигало желание урегулировать кризисную ситуацию и не допустить остановки работ на шахте, что грозило катастрофическими последствиями.

В конце октября в Центральном районном суде Кемерова состоялось первое заседание по резонансному делу. Всех фигурантов обвиняют по ч. 3 статьи 163 Уголовного кодекса (вымогательство в особо крупном размере), которая предусматривает наказание на срок от 7 до 15 лет. Бывшим чиновникам администрации Кузбасса и экс-следователям местного СК вменяется также превышение должностных полномочий, а Калинкину – еще и две взятки в особо крупном размере.

Александр Щукин то ли в шутку, то ли всерьез предположил, что в общей сложности суд может назначить 80 лет лишения свободы, в среднем – по 10 человек на каждого фигуранта. "16 мы уже отсидели, останется 64", – сказал бизнесмен в ходе предварительных слушаний. Впрочем, предприниматель – самый возрастной среди обвиняемых. Через несколько дней ему исполнится 68 лет. Адвокаты надеются, что суд примет во внимание возраст Щукина и состояние здоровья и учтет заслуги предпринимателя, который, помимо прочего, является "Героем Кузбасса".

При этом защита намеревается добиваться переквалификации обвинения на часть 2 статьи 163 (вымогательство в крупном размере), максимальное наказание по ней не может превышать 7 лет. Адвокаты указывают на отсутствие реального ущерба и претензий как номинального, так и реального владельца акций.

А пока конца резонансному делу не видно. Последнее заседание состоялось 20 ноября, а следующее намечено на 6 декабря. В суд будут вызваны 10 свидетелей из списка в 200, в котором в том числе и бывший глава Кемеровской области Аман Тулеев.