Долги и разруха: как разрез «Инской» довели до банкротства

Новости29.03.2019
29.03.20193438

Фото: Кирилл Канин

Судебный процесс по нашумевшему делу о вымогательстве акций разреза «Инской» идет уже почти полгода. С каждым допросом свидетелей в деле открываются новые интересные подробности. Как выяснилось, финансовое состояние предприятия было катастрофическим: на долги в сотни миллионов рублей по зарплате и налогам накладывались многомиллиардные обязательства перед кредиторами. Не лучше обстояли дела и с техническим состоянием шахты. На очередном судебном заседании бывший директор разреза Максим Сидоров раскрыл детали, которые позволяют говорить о шахте как о фактически аварийном предприятии.

В общероссийскую новостную повестку разрез «Инской» попал летом 2016 года. К тому моменту рабочие уже несколько месяцев не получали заработную плату, ситуация грозила перерасти в социальный взрыв.

Обвинение полагает, что трудностями на предприятии решили воспользоваться теперь уже бывшие вице-губернаторы Александр Данильченко и Алексей Иванов, а также экс-руководитель Следственного комитета по Кемеровской области Сергей Калинкин и бизнесмен Александр Щукин. Все они находятся на скамье подсудимых.

По версии следствия, в июле 2016 года они вымогали 51% акций разреза АО «Разрез «Инской» у адвоката Антона Цыганкова, которого под давлением заставили отказаться от ценного актива. Обвинение считает, что фигуранты дела сколотили чуть ли не целую ОПГ, а в отношении Цыганкова ими двигали корыстные мотивы. Адвокаты подсудимых другого мнения: подзащитные хотели навести порядок на «Инской», прежде всего, рассчитаться по долгам.

К тому моменту предприятие накопило задолженность по зарплате на более чем 60 миллионов рублей, признаков улучшения не было. Правоохранители возбуждают против Цыганкова уголовное дело о злоупотреблении полномочиями в связи со сложившейся на шахте столь печальной ситуацией. Акционера 11 июля доставляют в здание управления Следственного комитета по Кемеровской области. К тому моменту ситуация на разрезе была критической: 8 июля рабочие отказались спускаться в забой до момента погашения задолженности.

Если ознакомиться с тезисами обвинения, то складывается ситуация, что «Инской» – очень ценный и прибыльный актив, сулящий своему владельцу золотые горы. Действительно, до 2015 года шахта стабильно добывала уголь, до того момента, пока не попала в горно-геологическое нарушение, сделавшее добычу полезных ископаемых невозможным на полтора года.

А без угля нет денег. Препятствие проходили в два раза дольше запланированного срока, а средства на деятельность предприятия, в том числе выплату зарплаты 900 сотрудникам, постепенно заканчивались, отметил бывший директор по правовым вопросам ООО «Угольная компания «Инская» Андрей Лыбин.

Систематические задержки зарплаты начались с марта 2016 года, рассказал в ходе одного из судебных заседаний Александр Жабин, трудившийся в 2016 году на четвертом участке разреза. По его словам, в месяц платили по 20–40% от положенного. Рабочие постоянно интересовались у директора шахты Андрея Месяца, когда можно ждать зарплаты. Несмотря на обещания, сроки постоянно сдвигались, вспомнил Жабин. В случае невыплаты горняки оставляли за собой право на забастовку, что грозило разрезу затоплением.

Сам Месяц утверждает, что к решению проблемы пытались привлечь компанию «Регионсервис» – якобы она должна была выделить 50 миллионов рублей. Но как выяснилось позже, соглашение об этом между «Инской» и «Регионсервисом» даже не было задокументировано и осталось в форме устных договоренностей до дня забастовки. Занять у банков возможности не было: под руководством тогдашних управленцев перспективный разрез оказался предприятием с крайне сомнительной репутацией. Давать таким в долг себе дороже.

В таких условиях вице-губернаторы Кемеровской области Александр Данильченко и Алексей Иванов вели с закованным в наручники Цыганковым переговоры о том, как он собирается рассчитываться по долгам. В итоге пришли к компромиссу: Цыганков согласился передать акции и подписал доверенность на дарение своего пакета аффилированному с бизнесменом Александром Щукиным лицу. Сделку проконтролировал юрист предпринимателя Геннадий Вернигор.

Но узнать от потерпевшего Цыганкова о том, что именно происходило в тот день в помещении СК, не представилось возможным – суд объявил закрытым судебное заседание с участием потерпевшего.

Сам Щукин попал в непростую ситуацию. Бизнесмен имел представление о тяжелейшей ситуации, в которой оказался «Инской», поэтому брать в свои руки столь сложный актив не горел желанием, но и понимал, что 100 миллионов рублей уже передал в благотворительный фонд на выплату зарплаты рабочим чужого предприятия. Предприниматель также осознавал, что помимо решения финансовых вопросов ему предстоит навести порядок в материально-технической части. Ее состояние также было крайне плачевным.

Понимая все риски, Щукин тем не менее не смог отказаться от предложения тогдашнего губернатора Кемеровской области Амана Тулеева навести порядок на предприятии и забрать акции, поскольку глава региона также был обеспокоен сложившейся на предприятии ситуацией с невыплатой зарплаты из-за отсутствия добычи угля.

Когда узнаешь о происходящем на шахте от ее работников, все отчетливее становится понятно, что обладать таким активом врагу не пожелаешь. По словам Александра Жабина, на разрезе практически каждую смену возникали нештатные ситуации. Периодически работа шахты приостанавливалась после проверок «Ростехнадзора». «Это случалось примерно раз в неделю, приостановки до устранения продолжались от 2–3 часов до суток», – цитирует сотрудника «Инской» издание «Тайга.инфо».

Крайне удручающим было и оснащение работников инструментами и спецодеждой. По замечанию одного из свидетелей, на трех работников была одна лопата.

Cледствием деградации материально-технической базы и нарушений техники безопасности стал несчастный случай 7 мая 2016 года. По словам бывшего заместителя гендиректора «Инской» Александра Тулова, один из работников получил смертельную травму породой в лаве.

Дополнить картину всеобщей разрухи на некогда перспективном предприятии позволяют показания экс-директора «Инской» Максима Сидорова. Возглавить проблемный разрез ему предложили 13 июля 2016 года, то есть уже после того, как Цыганков согласился на передачу акций Щукину. По его словам, приглашение он получил от зама губернатора Данильченко. Сидоров считал, что управление шахтой взяла в свои руки администрация области.

Сидоров привел достаточно подробную картину материально-технической деградации предприятия. По его словам, вентиляционный штрек на сопряжении с лавой находился в аварийном состоянии, выработка обрушилась, отсутствовал безопасный проход. В очистной забой и вовсе пришлось проползать на четвереньках. В неисправном состоянии пребывал и механизированный комплекс: он был забит глиной и глинистой пульпой, в ужасающем состоянии находился и комбайн КСВ-880, предназначенный для добычи угля, который много месяцев «шел по породе», превышающей уголь по твердости в несколько раз.

Кроме того, Сидоров констатировал полную разукомплектацию подготовительных забоев кабельной продукцией, в силу чего нельзя было двигаться дальше. Удручающую картину дополняли кучи сигаретных «бычков» в устье горных выработок. В таких условиях на «Инской» работали люди, каждодневно рисковали жизнями и при этом не видели зарплат.

Ситуация осложнялась тем, что новых запчастей и деталей предприятие не видело, поскольку с «Инской» ввиду крайне низкой платежеспособности не хотел работать без предоплаты ни один контрагент. Подрядчики сомневались, что шахта погасит задолженность.

Что Сидоров сделал за те пять дней, которые он был на посту директора? Срок крайне маленький, тем не менее удалось полностью восстановить системы защиты, потому что сигнализация, предупреждающая об опасности, не работала, и на первое время людей пришлось вывести из шахты. Работников, трудившихся в очистном забое, обезопасили от неблагоприятных факторов, очистили механизированный комплекс.

Щукин в те дни, вспоминает Сидоров, прибыл на «Инской» для разработки плана действий по выводу предприятия из кризиса. Была проанализирована техническая документация, выданы рекомендации, улучшившие работу разреза, проведено собрание с коллективом шахты.

Впрочем, долги по зарплате и катастрофа материально-технической части – не все вызовы, с которыми пришлось столкнуться новой команде. Выяснилось, что предприятие накопило огромные долги перед кредиторами. Бухгалтер разреза Наталья Семененко отмечала, что «Инской» недоплатил в бюджетные и внебюджетные фонды 260 миллионов рублей, 1,49 миллиарда предприятие было должно за товары и услуги, а еще 9,5 миллиарда необходимо было выплатить по просроченным кредитам.

По словам юриста организации Ольги Роут, у предприятия арестовывали имущество, оргтехнику, мебель. Она уточнила, что в настоящий момент реестр кредиторов «Инской» превышает миллиард рублей.

После прихода на разрез нового руководства ситуация начала выправляться. В следующие несколько дней через благотворительный фонд «Милосердие» рабочие получили 24 миллиона рублей. Всего Щукин, отметили адвокаты, перевел для погашения задолженности по зарплате работникам «Инской» 100 миллионов рублей, перечислив в марте 2016 года в этот же фонд еще 100 миллионов рублей. По словам бывшего начальника четвертого участка Александра Жабина, настроение людей улучшилось, снизилась социальная напряженность.

Однако через несколько дней прежнее руководство вернулось на предприятие. 16 июля Щукин провел в Москве переговоры с реальным собственником пакета акций (инвестором по версии свидетеля Гайдина) – бизнесменом Гавриилом Юшваевым, после чего решил отказаться от проблемного актива. Тем не менее даже после отказа от пакета акций «Инской» Щукин продолжал помогать предприятию.

Сейчас у разреза «Инской» куча обязательств, в том числе по налоговым платежам. Суд еще до описываемых событий – в июне 2016 года принял заявление кредитора, которому организация не выплатила около трех миллионов рублей за углепроходческий комбайн, о признании «Инской» банкротом. В отношении предприятия введена процедура банкротства, в настоящий момент «Инской» находится под контролем конкурсного управляющего.

Подсудимым по делу о вымогательстве грозит от 7 до 15 лет лишения свободы. Обвинение квалифицирует их деяние как вымогательство в особо крупном размере, хотя, подчеркивают адвокаты, следствие не определяло с помощью экспертизы реальную (рыночную) стоимость контрольного пакета акций.

А учитывая, какие проблемы были у «Инской», цена актива, по мнению защиты, может составлять один рубль. Дело в том, что стоимость акций не может иметь отрицательной величины, но обычно сделки по продаже проблемных активов, у которых большие долги, совершаются по символической цене – чаще всего как раз за 1 рубль.

Читайте по этой теме также материалы:

Дело разреза «Инской» обрастает новыми подробностями

Дело «Инской»: в чем признался бизнесмен Александр Щукин

В деле разреза «Инской» появились новые свидетели

Работники разреза «Инской» раскрыли любопытные факты по уголовному делу

Миллиардер из списка Forbes подал иск на 5 млн руб. к главному редактору НГ

Кто вынудил бизнесмена Щукина взять акции разреза «Инской»

Против Щукина и Узбекова развязали информационную войну

Карать или спасать: государству предложили переосмыслить роль в делах бизнеса

Бывшие партнеры по миллиардному бизнесу бьются в полудюжине юрисдикций