$ 70.44

€ 79.19

Работники разреза “Инской” раскрыли любопытные факты по уголовному делу

Новости15.02.2019
15.02.20191866

Фото: Кирилл Канин

Судебный процесс по обвинению в вымогательстве контрольного пакета акций АО “Разрез “Инской” идет своим чередом. Экс-чиновникам администрации Кемеровской области, бизнесмену Александру Щукину и бывшим следователям местного управления Следственного комитета грозит до 15 лет тюрьмы. В начале февраля в столице Кузбасса прошло девятое заседание по резонансному делу. На суде в качестве свидетелей выступили работники “Инского”, а также представители следственных органов. Постепенно процесс обрастает новыми любопытными подробностями, из которых складывается общая картина произошедшего.

Жаркое лето 16-го

Обвиняемыми по делу проходят теперь уже бывшие вице-губернаторы Кемеровской области Александр Данильченко и Алексей Иванов, областная чиновница Елена Троицкая, бизнесмен Александр Щукин и его юрист Геннадий Вернигор, а также экс-руководитель регионального управления СК Сергей Калинкин и его подчиненные. Фигурантам вменяется вымогательство в особо крупном размере.

По версии следствия, обвиняемые летом 2016 года вступили в преступный сговор и попытались завладеть 51% акций (512 штук) АО “Разрез “Инской” номинальной стоимостью 256 500 рублей и получить право собственности на ценное балансовое имущество предприятия.

Обвинение полагает, что с этой целью против владельца контрольного пакета, кузбасского адвоката Антона Цыганкова местный СК возбудил уголовное дело о злоупотреблениях полномочиями, в результате чего не выплачивалась заработная плата.

Акционера 11 июля доставили в здание регионального управления Следственного комитета, где заковали в наручники и потребовали отказаться от ценного актива. Долго уговаривать Цыганкова не пришлось: на следующий день он согласился передать пакет Щукину. Сделку оформил юрист бизнесмена Геннадий Вернигор.

Мотивы действий обвиняемых следствие пытается объяснить корыстью и жаждой материальной выгоды. У защиты другая точка зрения. Так, адвокат Александра Щукина Елена Юлова утверждает, что ее подзащитный и другие фигуранты не имели злого умысла, наоборот, они пытались спасти предприятие, оказавшееся к лету 2016 года в тяжелейшем положении. К тому же, подчеркивают адвокаты, взять разрез “Инской” под управление Щукина просил тогдашний глава Кузбасса Аман Тулеев.

Новый директор

На последних заседаниях по делу “Инского” выступили работники предприятия. Они подтвердили, что положение шахты летом 2016 года стало катастрофическим. По словам горного инженера Евгения Кулебакина, смене собственника шахты предшествовал шестимесячный простой предприятия. В течение этого времени уголь не добывался, а долги по зарплате начали нарастать как снежный ком.

По словам председателя профсоюзного комитета АО “Разрез “Инской” Юрия Кутенева, он пытался разговаривать о задержке зарплаты с директором предприятия Андреем Месяцем, однако тот ссылался на проблемы с кредитами. Месяц руководил шахтой с марта 2016 года. К тому моменту счета “Инского” уже были арестованы, а все то время, когда он был директором, финансовых поступлений не имелось, сообщает издание Тайга.инфо.

На последнем судебном заседании Кутенев вспомнил, что руководство УК “Менджмент”, занимавшейся финансовым обеспечением шахты, собиралось взять кредит и расплатиться с долгами по зарплате. Впрочем, при арестованных счетах взять заем было явно невозможно.

11 июля Кутенев подал заявление в Следственный комитет на имя Калинкина, где указал, что долги по зарплате за март составили 63 миллиона рублей. Калинкин поручил вопрос своему подчиненному – следователю Артемию Шевелеву, который также находится на скамье подсудимых. Однако о возбуждении уголовного дела Кутенев не узнал, уведомлений от Следкома не поручал, хотя на допрос его вызывали.

Ситуация на шахте резко обострилась 8 июля. Рабочие отказались идти в забой, потребовали погасить задолженность и поменять директора Месяца. Вечером на шахту приехали люди из областной администрации и сотрудники прокуратуры и Следственного комитета. Среди них был заместитель Тулеева Александр Данильченко. 12 июля он представил коллективу нового директора – Максима Сидорова. На общем собрании объявили, что собственником шахты стал Щукин.

«Это новый директор, кто хочет работать – продолжает работать», – пересказал речь предпринимателя заместитель гендиректора АО “Разрез “Инской” по производству Сергей Казаков. По его словам, Сидоров пришел на предприятие с шахты “Грамотеинская”, принадлежащей Александру Щукину. Тем, кто работать в новых условиях не хотел, бизнесмен указал на дверь, заявил в суде Казаков.

Управленческая чехарда

В следующие два дня рабочим выплатили 24 миллиона рублей материальной помощи через благотворительный фонд “Милосердие”, напряжение на предприятии удалось снять, рассказали работники “Инского”. По словам адвокатов предпринимателя, для погашения задолженности перед шахтерами их клиент перевел в фонд более 100 миллионов рублей.

Прежнее руководство шахты с предприятия никто не выдавливал, заявил на одном из последних судебных заседаний Андрей Месяц, он написал доверенность Сидорову. У него состоялся разговор с Щукиным, который заявил, что “Инской” вошел в его Западно-Сибирскую угольную компанию.

Свой разговор с предпринимателем директор оценил как “нормальный” и отметил, что получил от бизнесмена предложение остаться на работе в должности главного маркшейдера. Действия сотрудников областной администрации Месяц оценил позитивно.

Однако через несколько дней ситуация на шахте вновь развернулась на 180 градусов. Сидоров продержался в кресле директора четыре дня, после чего к управлению предприятием вернулся Месяц. По всей видимости, подобная управленческая чехарда возникла вследствие отказа Щукина от контрольного пакета “Инского”.

После согласия Цыганкова передать пакет акций выяснилось, что он лишь номинальный владелец, тогда как реальный собственник находился в Москве. Щукин вылетел к нему на переговоры и договорился о совместном владении и управлении предприятием, но вскоре решил отказаться от пакета акций и управления. Дальше события развивались стремительно: на предприятия Щукина пришли с проверкой, на него оказывалось давление, а в ноябре было возбуждено уголовное дело.

Несмотря на трудности, уверяют шахтеры, все эти месяцы команда Щукина помогала предприятию, благодаря чему к ноябрю 2016 года удалось довести добычу до 63 тысяч тонн угля. Однако добывать 150 000 тонн, чтобы «выходить в «ноль», шахта стала позднее.

В долгах как в шелках

Фигурантов дела “Инского” обвиняют в совершении преступления по части 3 статьи 163 Уголовного кодекса – вымогательство в особо крупном размере. В ходе заседания 31 октября обвинение назвало стоимость пакета акций Цыганкова – около 2,8 миллиарда рублей. Обвиняемым грозит от 7 до 15 лет лишения свободы.

Адвокаты настаивают, что следствие само не имеет представления о реальной стоимости акций. Защитник Алексея Иванова Александр Золоев указывает на отсутствие в деле экспертной оценки акций.

Что действительно не вызывает сомнений, так это плачевное финансовое состояние АО “Разрез “Инской”. Выступившая в кемеровском суде в конце января главный бухгалтер разреза Наталья Семененко рассказала, что размер долгов предприятия намного превышал сумму его активов.

К материалам дела приобщили справку, составленную главбухом в августе 2016 года. Оказалось, что долги по зарплате на тот момент составляли 38 миллионов рублей, в бюджеты и внебюджетные фонды предприятие не выплатило более 260 миллионов рублей.

Еще печальнее ситуация выглядела по кредиторской задолженности (неуплата за товары и услуги) – 1,49 миллиарда рублей, и совсем плачевно по кредитам и займам – 9,5 миллиарда рублей задолженности.

Справку о финансовом состоянии предприятия подавала в налоговую инспекцию юрист “Инского” Ольга Роут. Шахту она оценила как плохой актив. По словам Роут, у предприятия была масса проблем: исполнительные производства, аресты имущества, офисной мебели и оргтехники, которую приходилось выкупать у пристава задешево. Юрист отметила, что у АО “Разрез “Инской” в собственности 12 земельных участков, а также уникальное оборудование, которому трудно дать оценку.

По словам Роут, сейчас у “Инского” один расчетный счет и масса финансовых обязательств, включая налоговые платежи. Суд постановил начать процедуру банкротства по заявлению кредитора, которому предприятие не выплатило порядка трех миллионов рублей в течение более чем трех месяцев.

Дело касается углепроходческого комбайна, который “Инской” купил в 2008 году у фирмы “СПК” из Новокузнецка. Машина стоила 60 миллионов рублей, полностью сумму предприятие за комбайн не выплатило. Сегодняшний реестр кредиторов АО “Разрез “Инской” – более миллиарда рублей, уточнила юрист.

Получается, что для нового владельца разреза “Инской” приобретение становилось не выгодным и доходным активом, а сплошной головной болью.

Дружба или расчет?

Судебный процесс по делу длится с конца октября. Все обвиняемые, кроме Сергея Калинкина, находятся под домашним арестом. К бывшему главе кузбасского СК у следствия, пожалуй, больше всего вопросов. Помимо вымогательства, его обвиняют в получении взяток от Щукина – двух внедорожников BMW X5 общей стоимостью 10 миллионов рублей.

Калинкин обвинения во взятке отвергает. Щукин же написал по автомобилям явку с повинной. Бизнесмен считает их подарками, а не взяткой.

Адвокат предпринимателя Елена Юлова подчеркивала, что с бывшим главным следователем Кузбасса их связывали давние приятельские отношения, Калинкин, еще будучи «лейтенантом», был женат на юристе щукинского предприятия, и они часто общались. “К получению Калинкиным генеральского звания Щукин подарил ему автомобиль и не видел в этом ничего криминального», – пояснила юрист.

Из показаний о подарке позже появилась явка с повинной, а спустя год, осенью 2017-го, против Калинкина было возбуждено уголовное дело. Обвинение полагает, что следователь получил автомобили от Щукина за “общее покровительство”. В частности, за прекращение уголовного преследования его аудитора Александра Пиндуса, которого компания Щукина обвиняла в мошенничестве.

Фактор Пиндуса

В конце декабря следствие попыталось сопоставить разбирательство против Калинкина уголовными делами против Пиндуса и гражданским разбирательством по векселям, предъявленным Пиндусом против компании Щукина. С угледобытчиком аудитор начал сотрудничать в 1998 году, когда заключил договор на сопровождение ООО “Шахта Полосухинская”. Около 12 лет Пиндус проводил аудит ООО “Горняк”, принадлежавшего Щукину.

В суде допросили следователей, которые, как полагает обвинение, возбуждали уголовные дела против оппонентов Щукина и оперативно завершали разбирательства против его окружения. Обвинение не исключает, что на следователей оказывало давление руководство кузбасского СК.

Однако правоохранители предположения следствия опровергли. На заседании в начале февраля суд допросил старшего следователя Григория Шамрая. В 2013 году он контролировал работу следователей Дмитрия и Кристины Ивановых, возбуждавших и прекращавших уголовные разбирательства по векселям ООО “Горняк”. От Шамрая к ним поступали материалы по делу Пиндуса. В 2014 году Иванов начал разбирательство по статье 202 УК о превышении аудитором полномочий, которое позже было прекращено.

Ранее следователь утверждал, что перспективы разбирательства изначально были туманны. Предположения, что кто-то давал ему указания по ведению дела, Иванов опроверг. Об отсутствии “рекомендаций” от руководства регионального СК заявляла и Кристина Иванова. Шамрай же неоднократно отрицал непосредственное взаимодействие с Калинкиным. Указаний от главного следователя Кузбасса он также не получал.

Об отсутствии давления “сверху” заявил и следователь новокузнецкого следственного управления Артем Козлов. Он вел оба дела Пиндуса – по статье 159 (мошенничество) и по статье 202 (злоупотребление полномочиями). Осенью 2014 года Козлов прекратил разбирательство из-за отсутствия состава преступления. Решение, утверждает он, принимал самостоятельно. Правда, областная прокуратура “один или два раза” отменяла решение, а позже дела против Пиндуса прекратил другой следователь, заявил на суде Козлов.

Процесс продолжается

Виновными в вымогательстве никто из фигурантов дела разреза “Инской” себя не признает. Особняком стоит Щукин: он частично признал свою вину в том, что согласился на предложение Тулеева принять контрольный пакет акций предприятия.

Адвокаты добиваются переквалификации дела на часть 2 статьи 163 УК – вымогательство в крупном размере, исходя из «отрицательных активов» предприятия. В таком случае наказание не превысит семи лет лишения свободы. Защита также указывает на отсутствие реального ущерба от действий обвиняемых.

Ход судебного процесса все стороны оценивают как корректный и профессиональный. Жалоб от подсудимых и их защиты не поступает.

Читайте по этой теме также материалы:

Дело разреза «Инской» обрастает новыми подробностями

Дело «Инской»: в чем признался бизнесмен Александр Щукин

В деле разреза «Инской» появились новые свидетели

Миллиардер из списка Forbes подал иск на 5 млн руб. к главному редактору НГ

Кто вынудил бизнесмена Щукина взять акции разреза «Инской»

Против Щукина и Узбекова развязали информационную войну

Карать или спасать: государству предложили переосмыслить роль в делах бизнеса

Долги и разруха: как разрез «Инской» довели до банкротства

Бывшие партнеры по миллиардному бизнесу бьются в полудюжине юрисдикций