$ 61.47

€ 68.21

Против Щукина и Узбекова развязали информационную войну

Новости12.03.2019
12.03.20191773

На фото: Александр Щукин (слева) и Ильдар Узбеков

В последние месяцы в прессе активно муссируются слухи вокруг кузбасского угледобытчика Александра Щукина и его зятя Ильдара Узбекова. Бизнесмен в настоящий момент находится под домашним арестом по делу о вымогательстве акций разреза «Инской». Сложная ситуация Щукина, которому запрещено общаться с журналистами, дала ряду СМИ повод развить необычайную активность на почве информационных манипуляций вокруг активов бизнесмена. Якобы контроль над ними взял предприимчивый зять, который начал распродавать бизнес-империю родственника.

Что фактически происходит, читайте в интервью Ильдара Узбекова.

Одним из эпизодов, привлекших внимание журналистов, стала ситуация вокруг угольного месторождения «Коксовая-2». Ее конкурсный управляющий Евгений Лазаревич в декабре 2016 года пропал при загадочных обстоятельствах.

«Коксовая-2» – актив проблемный. В 2013 году там возник очаг возгорания. К тому момента шахта уже находилась в состоянии банкротства, ее конкурсным управляющим назначили Лазаревича. Он разработал план по погашению задолженностей.

В декабре 2013 года на шахту нагрянули оперативники и изъяли более шести тысяч тонн угля. В итоге предприятие осталось без денег, не смогло платить зарплату рабочим, а Лазаревич попал под уголовное преследование.

В феврале следующего года сотрудники полиции забрали конкурсного управляющего из больницы, где его, как следует из обращения сестры Лазаревича Анны, навестили «юристы Александра Щукина», в частности Тимур Франк, и потребовали прекратить исполнение обязанностей конкурсного управляющего шахтой. Лазаревич ответил отказом.

По словам адвоката Щукина Елены Юловой, Франк был юристом не только Щукина, но и Руслана Ростовцева и других игроков угольного рынка. Посему, подчеркивает она, нет оснований утверждать, что Франк действовал в интересах ее подзащитного, если вообще описываемая сестрой Лазаревича ситуация фактически происходила – Щукину А. Ф. о ней неизвестно.

Следующий поворот в судьбе «Коксовой-2» произошел в декабре 2015 года, когда администрация Кемеровской области провела аукцион на право разработки месторождения «Чернокалтанский». В дополнение к перспективному лоту победитель должен был провести ликвидационные работы на «Коксовой-2», находящейся в 50–60 км от «Чернокалтанского», согласно лицензии, выданной в январе 2016 года.

Пока специалистами готовился проект ликвидации, компания Щукина откачивала воду из шахты, чтобы не произошло подтопления города Прокопьевска. А в ноябре 2016 года бизнесмен попал под уголовное преследование по делу разреза «Инской». Предпринимателя вместе с бывшими сотрудниками администрации Кузбасса и офицерами местного Следкома обвинили в вымогательстве контрольного пакета акций шахты «Разрез «Инской», им грозит более семи лет лишения свободы.

Лазаревич же, по заверениям СМИ, развил необычайную активность и обратился в следственные органы, утверждая, что готов дать показания против Щукина, а также некоторых чиновников и силовиков. Однако 12 декабря 2016 года конкурсный управляющий без вести пропал.

Ряд СМИ успели отметиться сомнительными публикациями, в которых фактически обвинили бизнесмена в исчезновении Лазаревича. Адвокат Елена Юлова подчеркивает: Щукина неоднократно допрашивали с начала 2017 года в ходе доследственной проверки, предварительного расследования уголовного дела по фактам исчезновения Лазаревича, незаконной добыче угля на шахте “Коксовая-2”, но не было установлено ни единого факта, который доказывал бы его причастность к произошедшему. Наоборот, установлены факты, подтверждающиеся доказательствами, что работники подконтрольного Щукину предприятия, получившего лицензию на ликвидацию “Коксовой-2”, обращались в правоохранительные органы с заявлениями о фактах незаконной добычи угля на “Коксовой-2”, пытаясь привлечь внимание правоохранителей к незаконной добыче на брошенной «Коксовой-2», территория которой никем не охранялась.

Более того, бизнесмен обратился с иском о защите чести и достоинства к Первому каналу и телецентру «Останкино» относительно сюжета в телепередаче «Человек и закон», содержание которого оспаривается бизнесменом как излагающее не соответствующие действительности факты.

По словам Елены Юловой, бизнесмен не был знаком с Лазаревичем, они никогда не встречались. Никакого отношения к «Коксовой-2» Щукин не имел и не имеет. Разве что подконтрольная предпринимателю компания в качестве «социальной нагрузки» проводила работы по поддержанию приемлемого уровня воды в шахте.

Мероприятия были недешевыми, в месяц бизнесмен тратил около трех миллионов рублей. О том, что «юристы Щукина» якобы заставили Лазаревича подписать документы об отказе от управления шахтой, предприниматель узнал как раз из репортажа Первого канала, подчеркивают его адвокаты.

В погоне за сомнительными сенсациями телевизионщики вспомнили об истории с горнорабочим Евгением Сподариком. Шахтер утверждал, что Щукин не выплатил ему положенную по суду компенсацию за производственную травму и не оказал материальную помощь.

Лично к бизнесмену , как уверяют его адвокаты, за оказанием матпомощи Сподарик не обращался. В начале 2017 года, когда Щукин уже находился под домашним арестом, шахтер и его представители потребовали лишить предпринимателя звания «Герой Кузбасса». По словам адвоката Елены Юловой,  Щукин оказал бы горнорабочему материальную помощь, да только тот ее не просил.

Травму рабочий получил в ООО «Кыргайское ПТУ», которым бизнесмен с 2011 года в равных долях владел с другим игроком угольного рынка – Русланом Ростовцевым. В январе 2015 года произошел, по мнению Щукина, обращавшегося в правоохранительные органы по данным фактам, рейдерский захват шахт ШТК и ШТЮ, «Кыргайского ПТУ». В настоящее время разбирательство по этому поводу ведется в зарубежных судах. Директор ООО «Кыргайское ПТУ», на котором и произошел несчастный случай со Сподариком, был отстранен, а Щукин потерял долю в бизнесе и возможность влиять на эти активы, в том числе на ООО «Кыргайское ПТУ», что установлено судебным актом, которым отказано во взыскании со Щукина, как участника общества, в порядке субсидиарной ответственности суммы долгов предприятия по иску конкурсного управляющего. По словам предпринимателя, как сообщили его адвокаты, ему известно, что суд Прокопьевска в августе 2015 года взыскал с «Кыргайское ПТУ» три миллиона рублей в пользу Сподарика. Однако в тот момент предприятием Щукин уже не руководил – всеми делами, как указывают многие лица, фактически заправлял Ростовцев, хотя свою долю передал иностранной компании. О том, выплатили ли Сподарику причитающиеся ему деньги, бизнесмену неизвестно.

Ознакомившись с репортажем в передаче «Человек и закон», представители Щукина направили требование о публикации ответа – право на него «вторая сторона» имеет в соответствии с законом, поскольку ее мнением при создании видеосюжета авторы не поинтересовались. К сожалению, требование так и повисло в воздухе, отреагировать на него телевизионщики не посчитали нужным.

В настоящее время Александр Щукин находится под домашним арестом по делу «Инской». СМИ сообщают, что управление активами бизнесмена фактически перешло к его зятю Ильдару Узбекову, который проживает в Лондоне. Якобы родственник избавляется от активов предпринимателя и выводит все полученное на Туманный Альбион.

Так, в прессе засветилась новость о переговорах, которые ведет известный в Сибири угледобытчик Юрий Сазонов, о выкупе у Щукина доли в принадлежащей ему «Сибирской углепромышленной компании» (СУПК) за 1,2 миллиарда рублей, которая владеет лицензией на право добычи на месторождении «Чернокалтанское».

Узбекову СМИ приписывают организацию целой офшорной империи. Якобы зять кузбасского угледобытчика сдружился с кипрской семьей Циелеписов, владеющих юридической компанией Costas Tsielepis & Co Ltd, и при их посредничестве начал выводить средства в офшоры, пока Щукин находится под домашним арестом.

Так, на Кипр, утверждает пресса, якобы ушли 100 миллионов долларов, полученных с шахты «Полосухинская». Сообщалось также о продаже крупной кузбасской сети продуктовых магазинов, кроме того, покупателей дожидаются сельскохозяйственные активы и принадлежащие семье автосалоны.

Подобные сообщения напоминают тщательно спланированную информационную атаку на Александра Щукина и его родственников. Примечательно, что опубликованы материалы с «компроматом» на Ильдара Узбекова и его тестя были в сомнительных изданиях, которые не гнушаются размещать на своих страницах откровенную дезинформацию, несмотря на регулярное оспаривание ложных сведений и получение положительных судебных решений по искам представителей Щукина.

Не исключено, что подобные публикации преследуют цель поссорить Щукина и Узбекова, внести раздор в семью. Кому это выгодно – остается только догадываться.

Вопросы Ильдару Узбекову

– С конца 2016 года Александр Щукин находится под домашним арестом по обвинению в вымогательстве. Правда ли, что в настоящее время Вы фактически осуществляете управление его активами?

– Нет, конечно. Все предприятия управляются профессиональными специалистами и управленцами. Я лишь нахожусь в советах директоров некоторых из них, где представляю интересы акционеров. Сам я акционером предприятий не являюсь.

– В ряде СМИ появились публикации, что Вы якобы пытаетесь завладеть активами Щукина, воспользовавшись его положением. В частности, сообщалось о выводе Вами за границу средств, полученных от шахты «Полосухинская», сети продуктовых магазинов «Ближний» и других активов. Соответствуют ли эти сообщения действительности?

– Интереса к владению или управлению активами в России у меня нет и никогда не было. Активы ли это Щукина или кого бы того ни было. Начнем хотя бы с того, что я никогда в России не жил.

Что касается заявлений второсортной прессы, то меня удивляет лишь полнейшая безграмотность авторов и заказчиков. Я не являюсь управляющим или финансовым директором вышеозвученных предприятий, не имею права подписи по счетам и пр.

Далее, решение о выплате дивидендов принимается акционерами (коим я никогда не являлся) по результатам финансовой деятельности предприятия и после уплаты налогов. Кроме выплаты дивидендов акционерам (которые вторично облагаются налогами), к которым, как я понимаю, у надзорных органов нет претензий, никаких других выплат никогда не производилось.

А тем, кто интересуется «выводом» средств, я могу дать пару идей. Посмотрите внимательно на предприятия угольной промышленности, чьи трейдерские организации находятся за рубежом. И сравните их прибыль с прибылью добывающих предприятий, находящихся в России. Я уверен, что вы откроете для себя массу интересного. Трансфертное ценообразование? Нет, не слышали. Трейдерская же организация, которая реализует уголь как АО «Шахта Полосухинская», так и АО «Шахта Грамотеинская», зарегистрирована в том же самом регионе – Кемеровской области, чтобы налоги от ее деятельности также находились в данном регионе.

– Некоторые журналисты приписывают Вам организацию целой «офшорной империи». Что Вы можете сказать по этому поводу?

– Наши структуры абсолютно прозрачны и просты, и их финансово-хозяйственная деятельность регулярно проверяется российскими надзорными и налоговыми органами в рамках плановых и внеплановых проверок. Иначе дивиденды не выплачиваются.

Что касается офшорной империи, то наш процесс с Ростовцевым Русланом Борисовичем на Кипре позволяет понять, что такое офшорная империя. Нашим юристам приходится работать от Маршалловых Островов, Белиза, Сейшел, Латвии, Греции, США, Голландии, Лихтенштейна до Люксембурга, Швейцарии, Великобритании и Италии. Вот это – империя! А у нас так, хутор.

– Недавно СМИ сообщили о переговорах по выкупу у Александра Щукина за 1,2 миллиарда рублей лицензии на право добычи угля на Чернокалтанском месторождении. Это соответствует действительности? Имеете ли Вы отношение к этим переговорам?

– Я никогда не являлся акционером или членом СД данного предприятия. Я также не уполномочен говорить от лица предприятия и его владельцев. Потому корректнее этот вопрос задавать владельцам.

– Как Вы прокомментируете утверждения, что Вам якобы невыгоден выход Александра Щукина на свободу? Цитата из одного из материалов в прессе: «Сейчас именно он распоряжается всеми активами Александра Щукина, управляет его финансами в России и за рубежом. Вероятно, именно поэтому контролируемые Ильдаром Узбековым адвокаты откровенно топят своего клиента Александра Щукина в уголовном процессе о вымогательстве акций разреза «Инской».

– Это настолько глубоко безграмотное и нелогичное заявление, что я отвечу частями, хотя, конечно, меня всю жизнь учили не вступать в полемику с провокаторами и, объективно, дураками.

а) Насколько мне известно, адвокат представляет интересы своего клиента и, соответственно, мне неподконтролен. Я думаю, написавший это не очень хорошо знаком с Еленой Геннадиевной Юловой и с адвокатской профессией вообще. С журналистской, кстати, тоже.

б) По вопросам финансов я ответил чуть ранее.

в) Очевидно, что писавший, преследовавший очевидную цель создания очага напряженности, не очень хорошо знаком со значением слова «семья». Александр Щукин – отец моей жены и дедушка моих детей, и этим все сказано. Жаль, что семейные ценности нынче не в фаворе.

г) Если же забыть о семье и говорить применительно к ситуациям, развивающимся в десятках иных процессов, не уголовном, то нам было бы намного легче усилить свои позиции в делах о мошенничестве, вымогательстве, угрозе жизни, подделке документов, хищениях и преступном сговоре показаниями Александра Филипповича и его личным участием в ранге свидетеля в судах разных юрисдикций.

Читайте по этой теме также материалы:

Дело разреза «Инской» обрастает новыми подробностями

Дело «Инской»: в чем признался бизнесмен Александр Щукин

В деле разреза «Инской» появились новые свидетели

Работники разреза «Инской» раскрыли любопытные факты по уголовному делу

Миллиардер из списка Forbes подал иск на 5 млн руб. к главному редактору НГ

Кто вынудил бизнесмена Щукина взять акции разреза «Инской»

Карать или спасать: государству предложили переосмыслить роль в делах бизнеса

Долги и разруха: как разрез «Инской» довели до банкротства

Бывшие партнеры по миллиардному бизнесу бьются в полудюжине юрисдикций