$ 77.73

€ 85.74

Кто вынудил бизнесмена Щукина взять акции разреза «Инской»

Новости05.03.2019
05.03.20192513

Фото: Кирилл Канин

Дело о вымогательстве контрольного пакета акций кузбасского АО «Разрез «Инской» обрастает новыми подробностями. Допрошенные в суде свидетели раскрыли любопытные факты о реальном финансовом состоянии предприятия, а также рассказали о роли теперь уже бывшего губернатора Кемеровской области Амана Тулеева в судьбе шахты. По словам гендиректора угольной компании «УК Менеджмент» Андрея Гайдина, акции «Инского» бизнесмен Александр Щукин был вынужден взять по просьбе главы региона.

На скамье подсудимых восемь человек. Среди них – теперь уже бывшие вице-губернаторы Кемеровской области Александр Данильченко и Алексей Иванов, экс-глава областного управления Следственного комитета Сергей Калинкин и бизнесмен Александр Щукин.

Их обвиняют в вымогательстве контрольного пакета акций (51%) АО «Разрез «Инской» у юриста Антона Цыганкова в июле 2016 года. Следствие полагает, что акционера под давлением заставили подписать документы на передачу ценного актива Щукину. Защита же уверена: злого умысла у обвиняемых не было, к тому же взять разрез под свое крыло, чтобы навести порядок с выплатой заработной платы и добычей угля, Щукина попросил тогдашний глава Кемеровской области Аман Тулеев.

Цыганкова правоохранители задержали 11 июля 2016 года. Против него возбудили уголовное дело о злоупотреблении полномочиями, в результате чего сформировались многомиллионные долги по зарплате и налогам. К тому моменту ситуация на шахте была критическая: 8 июля рабочие отказались идти в забой и потребовали погасить долги, а также сменить руководство.

При среднем фонде оплаты труда в 25 миллионов рублей к 8 июля задолженность по зарплате превысила 60 миллионов. Как отмечал директор сотрудничавшей с «Инским» угольной компании «УК Менеджмент» Андрей Гайдин, за март 2016 года работники шахты получили 40% от причитающихся денег, в апреле – 10%, а в мае руководство предприятия вообще не выплатило им зарплату.

Острому кризису предшествовал полуторагодовой простой добычи угля – об этом говорили многие свидетели и так было по факту. Например, как рассказал горный инженер Евгений Кулебакин, из-за прохода геологического нарушения уголь не добывался. Нет угля – нет денег, поэтому долги, в том числе и по зарплате, стали стремительно накапливаться.

Гайдин, чья компания реализовывала уголь с «Инского» и получала за это определенный доход, признал, что шахта задолжала всем бюджетным и внебюджетным фондам. Только налоговой инспекции предприятие недоплатило около 400 миллионов рублей.

Разрешить ситуацию Гайдин и Месяц пытались через финансирование от компании «Регионсервис» – 50 миллионов рублей в качестве предоплаты за уголь. Работники «Инского» требовали рассчитаться с долгами 15 июля, руководство предприятия гарантировало выплаты.

Позже выяснилось, что соглашение между «Инским» и «Регионсервисом» было устным. Периодически проводившиеся совещания по ситуации на шахте не давали результата, и представители администрации Кемеровской области, выехавшие к месту забастовки, резонно указали на необходимость письменного договора.

Чем в это время занимался владелец контрольного пакета акций «Инского» Антон Цыганков? По признанию Гайдина, толку от юриста не было. Не мешал – и то хорошо, заявил он в суде.

Ситуация резко поменялась утром 11 июля. Следственный комитет начал выемку документов в «УК «Менеджмент», арестовал Цыганкова. На следующий день заместитель Тулеева Александр Данильченко представил коллективу «Инского» нового директора – им стал Максим Сидоров, ранее работавший главным инженером на принадлежащей Александру Щукину шахте «Грамотеинская». На общем собрании объявили, что бизнесмен стал собственником проблемного разреза.

После этого ситуация пошла в гору. В следующие пару дней через благотворительный фонд «Милосердие» рабочим выплатили 24 миллиона рублей. Всего, по словам адвокатов Щукина, их подзащитный для погашения задолженности по зарплате и недопущения социального взрыва перевел в фонд 100 миллионов рублей.

На суде Гайдин заявил, что встретился со Щукиным 12 июля. Предприниматель рассказал, что берет управление «Инским» в свои руки, хотя, признался бизнесмен, делать это не очень хочет. Свое решение, по словам свидетеля, Щукин объяснил давлением со стороны тогдашнего губернатора Кемеровской области Амана Тулеева.

По версии защиты, взять в управление проблемную шахту губернатор попросил бизнесмена утром 12 июля. Озвученное Тулеевым предложение было простое: Щукин забирает разрез, если Цыганков согласится передать ему контрольный пакет. Бизнесмен согласился.

В это же время главный акционер находился в изоляторе временного содержания. С закованным в наручники Цыганковым о том, как он собирается рассчитываться по долгам, вели переговоры Данильченко и Иванов. Долго уговаривать юриста не пришлось, он согласился передать акции и подписал доверенность на дарение своего пакета под чутким контролем юриста Щукина Геннадия Вернигора.

Но не все так просто. Цыганков, как оказалось, был лишь номинальным владельцем «Инского». Реальным собственником предприятия оказался бизнесмен Гавриил Юшваев. С состоянием в 1,5 миллиарда рублей он входит в первую сотню Forbes. По словам Гайдина, Юшваев – единственный инвестор разреза.

Переговоры между Щукиным и Юшваевым состоялись 16 июля в Москве. Гайдину сообщили, что бизнесмены решили спорные вопросы, но о подробностях их договоренностей ему ничего не известно. На следующий день ситуация повернулась на 180 градусов. Щукин неожиданно отказался от контрольного пакета «Инского». Объяснение поступку предпринимателя дала его адвокат Елена Юлова на встрече с журналистами в ноябре 2018 года. По ее словам, бизнесмен, соглашаясь утром 12 июля «взять» пакет акций проблемной шахты, не имел представления об обстоятельствах, при которых было получено согласие от Цыганкова.

О давлении на юриста в момент подписания доверенности бизнесмен не знал, а Вернигор сказать своему шефу 12 июля об этом не посчитал нужным. Цыганков, с которым встречался Щукин 13 июля, также не выражал никаких претензий, наоборот, обсуждал с юристами Щукина вопросы по переходу прав на акции. После переговоров Щукина с реальным владельцем на следующий день он принял решение отказаться от акций «Инского» и не регистрировать свои права на них.

Единственный из обвиняемых, угледобытчик, признает свою вину, хоть и частично. Он считает себя виновным в том, что согласился на предложение Тулеева, соблазнившись им.

Подсудимым по делу «Инского» грозит от 7 до 15 лет лишения свободы. Следствие квалифицирует их действия как вымогательство в особо крупном размере. Соль ситуации в том, что реальной стоимости 51-процентного пакета акций Цыганкова, кажется, не знает никто.

Ранее речь шла о миллиарде рублей. Потом каким-то непонятным образом в устах следствия миллиард превратился в 2,8. По мнению адвокатов обвиняемых, обвинение не совсем верно определило стоимость, указав ее равной балансовой стоимости имущества предприятия.

Между тем вопрос стоимости пакета акций – вопрос принципиальный. От цены актива, то есть 51% акций убыточного предприятия, находящегося с 2016 года в процедуре банкротства, зависит срок наказания.

Елена Юлова напомнила в суде при допросе Гайдина, что незадолго до описываемых событий Цыганков приобрел указанный пакет за 1 рубль. И если рыночная стоимость пакета такова, то обвинение можно переквалифицировать с вымогательства в особо крупном размере на вымогательство в крупном размере. В этом случае наказание не может превышать семи лет лишения свободы.

На суде гендиректор УК «Менеджмент» Андрей Гайдин пытался представить «Инской» как прибыльный актив, ссылаясь на запасы шахты и три лицензии на добычу. Однако по состоянию на июль 2016 года размер долгов предприятия намного превышал стоимость его активов.

По словам бухгалтера разреза Натальи Семененко, в бюджеты и внебюджетные фонды компания недоплатила 260 миллионов рублей. Неуплата за товары и услуги выросла до 1,49 миллиарда рублей, а еще 9,5 миллиарда задолженности составляли просрочки по кредитам и займам. Словом, в долгах как в шелках.

Неприглядную ситуацию обрисовала и юрист предприятия Ольга Роут. По ее словам, у «Инского» была куча проблем: аресты имущества, мебели, оргтехники, исполнительные производства. Из-за невыплаты кредитору около трех миллионов рублей суд начал процедуру банкротства компании. Юрист уточнила, что сегодня реестр кредиторов «Инского» превышает миллиард рублей.

При таких раскладах получается, что стоимость разреза уходит далеко в минус. А поскольку стоимость акций не может иметь отрицательной величины, то красная цена им – один рубль. Кроме того, защитники обвиняемых указывают на отсутствие ущерба реальному и номинальному владельцу акций.

Резонансный судебный процесс продолжается. В марте в Центральном суде Кемерова состоится еще несколько заседаний. Ход процесса защита оценивает как объективный и профессиональный.

Читайте по этой теме также материалы:

Дело разреза «Инской» обрастает новыми подробностями

Дело «Инской»: в чем признался бизнесмен Александр Щукин

В деле разреза «Инской» появились новые свидетели

Работники разреза «Инской» раскрыли любопытные факты по уголовному делу

Миллиардер из списка Forbes подал иск на 5 млн руб. к главному редактору НГ

Против Щукина и Узбекова развязали информационную войну

Карать или спасать: государству предложили переосмыслить роль в делах бизнеса

Долги и разруха: как разрез «Инской» довели до банкротства

Бывшие партнеры по миллиардному бизнесу бьются в полудюжине юрисдикций