Бизнесмен из списка Forbes и 11 млрд руб. долгов от адвоката

Новости29.05.2019
29.05.20193359

Фото: Кирилл Канин

После полугода судебных разбирательств в резонансном деле о вымогательстве акций кузбасского разреза «Инской» наступила ясность. Всплыли такие подробности, что по мотивам этой истории уже сейчас можно писать сценарий о возвращении лихих девяностых. Там будет все: от голодных шахтеров, стучащих касками, до борьбы за ресурсы и собственность, которую ведут чиновники, силовики и олигархи. Да и итог этого дела (по крайней мере, промежуточный) вполне вписывается в канву давно минувших лет: «хорошие парни», пытавшиеся спасти производство и накормить людей, оказались на скамье подсудимых.

«Цепная» реакция

Июль 2016 года, кабинет следователя СК по Кемеровской области Шевелева. Напротив хозяина сидит человек в наручниках, прикованный метровой цепью к конвоиру. Это местный адвокат, владелец акций кузбасского разреза «Инской» Антон Цыганков. В помещении царит тишина.

Неожиданно в кабинет входят двое мужчин и женщина. Это бывшие заместители тогдашнего кемеровского губернатора Александр Данильченко и Алексей Иванов, а также начальница областного департамента административных органов Елена Троицкая.

Следователь тут же вышел, а между чиновниками и юристами завязалась напряженная беседа. Сотрудников администрации интересовало, каким образом Цыганков и его партнеры собираются погасить многомесячные долги по зарплате шахтеров, да и в целом – как они собираются спасать предприятие, которое оказалось в катастрофическом финансовом положении (о подоплеке этой истории L.R писал подробно). Адвокат рассказывал о планах взять кредиты (правда, непонятно, кто готов был кредитовать предприятие, погрязшее в долгах). Говорил и о других малореалистичных планах по выходу из кризиса, пытался оправдаться. Но убедить собеседников так не смог. А терпеть дальше ситуацию, сложившуюся на разрезе, власть просто не имела права.

К лету 2016 года на «Инской» вернулись 90-е. Некоторые рабочие не видели зарплаты уже почти полгода. «Как хочешь, так и живи», – охарактеризовал ситуацию электрослесарь «Инской» Сергей Ефремов. В лучшем случае кому-то платили по 2–3 тысячи в месяц, которых не хватало даже на еду. Социальный взрыв в Кемерово в такой ситуации стал неизбежен. В начале июля задолженность по зарплате превысила 60 миллионов, и в случае дальнейшей невыплаты горняки оставляли за собой право на забастовку, что могло привести к затоплению разреза. 8 июля люди начали переходить от слов к делу. Около 50 горняков отказались выходить в забой и начали забастовку. Люди требовали рассчитаться с долгами, сменить профсоюз, а также ряд руководителей предприятия. Власть просто не могла оставаться в стороне.

Что больше подействовало на Цыганкова – груз долгов, доводы высокопоставленных чиновников или наручники, – сказать сложно. Но акции он решил отдать тому, кто был в состоянии привести разрез в порядок и расплатиться с долгами. Таким человеком, по соглашению с кемеровской администрацией, стал крупный кемеровский бизнесмен Александр Щукин.

Закрепить договоренности решили на месте. «Пригласили каких-то людей, Цыганков согласился с ними пообщаться, пришлось их ждать часа три», – приводит слова инспектора отдела охраны общественного порядка управления МВД по Кемерово Сергея Павлова издание Тайга.инфо. Именно к Павлову тогда был пристегнут цепью адвокат Цыганков.

В ходе процесса выяснилось, что новыми собеседниками Цыганкова стали Геннадий Вернигор и Константин Крюков. Первый работал заместителем гендиректора в принадлежащей Щукину компании «ЗапСибУголь», второй занимался там же вопросами корпоративной собственности, в том числе недвижимости.

Речь опять зашла о деньгах. По словам Крюкова, адвокат говорил сумбурно, постоянно упоминая зарплаты, социальную напряженность, комбайны, продажу и другие варианты отчуждения акций. Звучали разные суммы. Цыганков признавался, что денег на погашение долга перед работниками «Инской» у него нет.

Вернигор предложил вместо продажи подарить акции другому лицу, чтобы избежать процедуры извещения иных акционеров.

Потом, по воспоминаниям Павлова, в кабинет зашел следователь Шевелев, который при разговорах с Цыганковым почти не присутствовал. Он лишь иногда заглядывал и предлагал адвокату и конвою чай. Шевелев достал паспорт из сейфа, видимо, для написания доверенности, и положил его на стол.

В кабинет вместе с Вернигором вошла нотариус, посмотрела паспорт Цыганкова. Цыганков попросил нотариуса составить доверенность, от него звучала фраза «передать все права». Проект доверенности Вернигор и Цыганков читали вместе. Наручники с Цыганкова сняли, и он своей рукой внес в черновик правки. Потом нотариус принесла чистовик, Цыганков чистовик подписал.

В итоге акции передавались лицу, аффилированному со Щукиным. Им оказался главный механик «ЗапСибУгля» Сергей Исайкин. Доверенность на дарение подписали уже вечером.

Нотариус озвучила сумму 4000 руб., Вернигор с нотариусом рассчитался тысячными купюрами, она ушла.

Вот так необычно для нашего времени – из рук в руки – перешла многомиллиардная собственность и решилась судьба сотен людей, работающих на разрезе.

С ног на голову

О том, как дальше развивались события, в частности об арестах участвующих в деле силовиков и чиновников, много писали СМИ. И поначалу даже казалось, что это история о том, как правоохранительным органам удалось защитить бизнес от коррупции и вымогательства. Но теперь выясняется, что все поставлено с ног на голову. Да, наверное, вести переговоры о собственности с человеком, закованным в наручники, недопустимо. Но какие Цыганков сам оставил варианты, поставив рабочих на грань выживания?

Кстати, стоит напомнить, что и в наручниках-то юрист оказался на вполне законных основаниях. Незадолго до этих событий о катастрофической ситуации на разрезе стало известно руководству регионального управления Следственного комитета во главе с Сергеем Калинкиным (сейчас он находится на скамье подсудимых вместе с бывшими вице-губернаторами Данильченко, Ивановым и своими бывшими сотрудниками). По результатам проверки региональное Управление Следственного комитета возбудило против акционера Цыганкова уголовное дело о злоупотреблении полномочиями, в «УК Менеджмент» началась выемка документов. Самого адвоката поместили в изолятор временного содержания.

После подписания доверенности Цыганкова сразу же отпустили, и он уже на следующий день был в офисе «ЗапСибУгля» в Новокузнецке, переговорил со Щукиным и его юристом Вернигором. По словам Крюкова, наручников на руках акционера не было, он был спокоен, его свободу никто не ограничивал. Более того, по личной просьбе Цыганкова Щукин выдал ему миллион рублей на личные нужды. Пакет документов о дарении акций «Инской» Цыганков готовил вместе с Вернигором, никаких возражений при подписании соглашения у юриста не было, отмечал Крюков.

Александр Щукин планировал построить на «Инской» горно-обогатительную фабрику. Щукин представил нового директора Максима Сидорова – главного инженера, а теперь директора шахты «Грамотеинская». К слову, настоящий директор «Инской» – Адонин, бывший директор шахты «Грамотеинская». При этом прежнего руководителя предприятия никто не выгонял: Андрей Месяц стал главным маркшейдером, кем и был до назначения руководителем.

За несколько дней, которые Сидоров провел в кресле директора, удалось восстановить систему защиты, наладить систему сигнализации, предупреждающую об опасности. Был очищен механизированный комплекс, а работников, трудившихся в очистном забое, обезопасили от неблагоприятных факторов. Кроме того, новое руководство «Инской» тщательно проанализировало техническую документацию и выдало рекомендации, которые позволили улучшить работу разреза.

Был решен вопрос и с задолженностью по зарплате. Как вспоминал начальник электро-механического участка «Инской» Роман Фидлер, Щукин попытался успокоить людей, гарантировал им выплату заработной платы, а также то, что шахта будет работать и добывать уголь. Коллектив написал заявление в благотворительный фонд о выплате заработной платы. После этого 800 работников предприятия начали получать свои деньги, обстановка стабилизировалась.

Через несколько дней после этих событий Щукин вылетел в Москву, где встретился с реальным владельцем 51% акций «Инской» – бизнесменом из списка Forbes Гавриилом Юшваевым, с состоянием в 1,5 миллиарда долларов. Разговор, по словам свидетеля Гайдина, прошел неплохо, конфликт был исчерпан. Как вспоминал руководитель УК «Менеджмент» Андрей Гайдин, ему позвонил помощник Юшваева и заявил, что его шеф будет работать вместе со Щукиным.

Но последний решил на следующий день отказаться от проблемного актива. Шаг вполне объяснимый. На одном из заседаний Щукин иронично заметил, что Исайкин по доверенности мог бы стать владельцем 11 миллиардов долгов. Действительно, судя по бухгалтерской справке, которая оглашалась в суде, ситуация на разрезе была катастрофической. К августу 2016 года предприятие было должно почти 10 миллиардов рублей по кредитам и займам, 1,5 миллиарда – по кредиторской задолженности, а 260 миллионов компания не выплатила в бюджетные и внебюджетные фонды. Андрей Гайдин, чья компания «УК Менеджмент» реализовывала уголь с «Инского», признал, что только налоговой инспекции АО «Разрез «Инской» недоплатило около 400 миллионов рублей.

После описываемых событий во второй половине июля, по словам комбайнера Михаила Войтенко, работникам разреза выплатили оставшиеся долги по зарплате. Их изыскали собственники предприятия, и после этого задолженности на предприятии не возникало. На одном из последних судебных заседаний горнорабочий очистного забоя Сергей Щитов поблагодарил бизнесмена за погашение многомесячной задолженности по зарплате в июле 2016.

Сейчас Щукину вместе с Данильченко и Ивановым, а также теперь уже бывшим следователям местного СК грозит от 7 до 15 лет лишения свободы по обвинению в вымогательстве в особо крупном размере. Защита планирует добиваться переквалификации обвинения, поскольку из-за огромных долгов «Инской» цена контрольного пакета акций может составлять не более одного рубля.

Свое мнение о реальной стоимости контрольного пакета имеет и потерпевший Цыганков. По просьбе юриста судебное заседание с его участием сделали закрытым и официально сумма не называлась. Впрочем, адвокат Щукина Елена Юлова ранее рассказала L.R, что Цыганков заявляет о 1,5 миллиарда рублей.

Смертельный разрез

Между тем общая ситуация на «Инском» как была, так и остается крайне тяжелой. По оценкам экспертов, износ техники на разрезе составляет 6–7 баллов из 10. Вентиляционный штрек на сопряжении с лавой к моменту конфликта был в аварийном состоянии, выработка обрушилась, безопасного прохода не было, в ужасающем состоянии находился комбайн для добычи угля. Ситуация осложняется тем, что покупать новые детали зачастую не на что.

Ростехнадзор примерно раз в неделю приостанавливал работу предприятия, иногда простой продолжался 2–3 суток.

Картину полной разрухи дополняло огромное количество мусора в устье горных выработок. Пробираться в забой рабочим приходилось на четвереньках. Оснащение их инструментами и спецодеждой также никуда не годилось. В таких условиях люди ежедневно рисковали своими жизнями, но денег за свой опасный труд не видели.

Следствием технической разрухи и тотального нарушения норм безопасности стал несчастный случай 7 мая 2016 года, когда один из работников получил смертельную травму породой в лаве.

Находившийся в тяжелом кризисе разрез угрожал и соседним населенным пунктам. По словам одного из фигурантов дела, бывшего вице-губернатора Александра Данильченко, из-за плохой изоляции горных выработок в дома жителей села Старопестерово пошел газ. Возмущенные люди постоянно жаловались и жалуются в администрацию Кемеровской области.

По-прежнему катастрофическое и финансовое состояние предприятия. По данным юриста «Инского» Ольги Роут, озвученным на процессе, из-за финансовых трудностей у предприятия арестовывали имущество, мебель, оргтехнику. А из-за невыплаты кредитору около 3 миллионов рублей суд начал процедуру банкротства.

Сегодня реестр кредиторов «Инского» превышает миллиард рублей.

Читайте по этой теме также материалы:

Юрист-миллиардер дал секретные показания в суде

Акционер-адвокат и юрист-свидетель в деле сибирского олигарха

Бывшие партнеры по миллиардному бизнесу бьются в полудюжине юрисдикций

Дело разреза «Инской» обрастает новыми подробностями

Дело «Инской»: в чем признался бизнесмен Александр Щукин

В деле разреза «Инской» появились новые свидетели

Работники разреза «Инской» раскрыли любопытные факты по уголовному делу

Миллиардер из списка Forbes подал иск на 5 млн руб. к главному редактору НГ

Кто вынудил бизнесмена Щукина взять акции разреза «Инской»

Против Щукина и Узбекова развязали информационную войну

Карать или спасать: государству предложили переосмыслить роль в делах бизнеса

Долги и разруха: как разрез «Инской» довели до банкротства