Дело «Инского»: расплата за добро

Новости02.10.2019
02.10.20193601

Алексей Иванов. Фото: Кирилл Канин

В Центральном суде города Кемерово почти год продолжается судебный процесс по делу о вымогательстве акций кузбасского АО «Разрез «Инской». На скамье подсудимых бывшие высокопоставленные областные чиновники и силовики, а также крупный кемеровский предприниматель Александр Щукин, участвовавшие в спасении шахты от банкротства и погашении задолженности по зарплате рядовым сотрудникам. Сейчас идет активная стадия допроса свидетелей. L.R обобщил их показания и пришел к выводу, что практически все ключевые свидетели выступают на стороне обвиняемых. Как так получилось?

В середине 2015 года на шахте «Инская», контрольный пакет которой на тот момент формально принадлежал адвокату Антону Цыганкову, проходчики допустили так называемый геологический инцидент — разрыв угольного пласта. Руководство приняло неверное решение и полтора года пробивалось через породу, загубив оборудование и истощив финансовые ресурсы — сотни миллионов рублей.

В результате в середине 2016 года дошло до социального взрыва: шахтерам задолжали в среднем по 2,5 оклада (около 60 млн руб.). К такому состоянию предприятия привели действия управляющей компании «Менеджмент». Как написало издание РАПСИ, следователь кемеровского Следственного комитета (СК) РФ, разбиравшаяся с доказательствами по делу, «оказалась в легком шоке», изучая документы «Инской». «В итоговом балансе за 2015 год… указано больше 2 млрд рублей кредиторской задолженности… на июль 2016 года зарплату платить абсолютно не из чего. Даже если бы шахта начала добывать уголь, то его пришлось бы года полтора отдавать бесплатно за выплаченный шахте аванс в счет поставок угля», — рассказывала свидетель Оксана Рыбалкина в суде.

В первой половине 2016 года на «Инской», несмотря на то, что лихорадочно менялись директора разреза, объем задолженности по зарплате, в налоговые органы и социальные фонды только рос. Если бы не экстренное вмешательство чиновников из администрации Кемеровской области, сотрудников правоохранительных органов, возбудивших уголовное дело о невыплате заработной платы и злоупотреблении полномочиями, почти тысяча шахтеров оказались бы на улице. Пострадали их семьи. Об этом в суде открыто говорят практически все свидетели. Главный вывод очень прост: подсудимые действовали в интересах рядовых работников, чтобы нерадивые начальники и собственники угольного предприятия рассчитались по долгам. Теперь по порядку.

Свидетель Алексей Синицын — действующий член комитета Совета Федерации по экономической политике. В 2016 году возглавлял комитет по вопросам государственного устройства, местного самоуправления, связям с общественностью и СМИ Совета депутатов Кемеровской области.

«Я знал, что это предприятие с момента своего создания стабильно генерировало большой убыток, — рассказал суду сенатор. — В течение шести лет, по-моему, сумма непокрытого убытка составила 6 млрд рублей, а общий размер обязательств — около 12 млрд рублей. Шахта находилась в плачевном финансово-экономическом состоянии. Знаю, что часть работников шахты отказалась продолжать трудовую деятельность».

О том, что летом 2016 года из-за невыплаты зарплаты на разрезе «Инской» сложилась предзабастовочная ситуация, L.R неоднократно рассказывал. Подтвердил это и Синицын. «Ситуация с невыплатой зарплаты в Кемеровской области в целом требовала реакции органов власти. У нас власть позиционировала себя социально ориентированной», — вспоминал на процессе свидетель.

Далее член Совета Федерации рассказал о телефонном разговоре, который и стал главной причиной его вызова в суд. «В рамках предварительного расследования были даны для прослушивания мои телефонные разговоры с заместителем губернатора Ивановым Алексеем Владимировичем. Подчеркну еще раз, что с Ивановым у нас были товарищеские отношения, определенный тип нашего разговора и использованные обороты об этом свидетельствуют. Алексей Владимирович — человек с хорошим чувством юмора и склонен к использованию гипербол и преувеличений. Большая часть оборотов использовалась им, чтобы поддерживать шутливый тон. Мы говорили о том, что у него было поручение губернатора, которое он выполнял. Как я понял, он беседовал с руководством предприятия, которое уклоняется от выплаты зарплаты», — продолжил сенатор.

Синицын уверен, что со стороны Иванова речь о применении физического насилия к кому-либо не шла. Семнадцать лет адвокатского стажа научили свидетеля не всегда воспринимать слово «жулик» как юридический термин. «Так и в данном случае термин «паяльник», использованный Ивановым, в большей степени обозначает, что необходимо принимать какие-то меры для того, чтобы ситуация улучшилась, исправилась», — дал толкование свидетель.

Кроме того, в суде в ходе дачи показаний Синицыным было оглашено постановление Совета народных депутатов Кемеровской области, принятое 30 августа 2016 года, вскоре после нормализации ситуации на «Инском». В нем депутаты поблагодарили тогдашнего руководителя управления СКР Сергея Калинкина (находящегося сейчас на скамье подсудимых — L.R) за проделанную работу.

Среди прочего депутаты констатировали, что «собственники разреза обманывали работников, обещая выплатить заработную плату», но «не имея при этом источника осуществления выплат, тем самым только увеличивая долги». Однако «благодаря своевременным процессуальным мерам реагирования следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Кемеровской области удалось стабилизировать ситуацию».

На момент принятия обращения задолженность перед рабочими шахты действительно была погашена в полном объеме из «губернаторского» фонда «Милосердие», одним из главных «доноров» которого был предприниматель Александр Щукин, а также из средств акционеров.

«Депутаты Совета народных депутатов Кемеровской области благодарят Вас, уважаемый Сергей Николаевич (Калинкин — L.R), за четкую и высокопрофессиональную работу подчиненных, позволившую защитить интересы горняков и жителей Кузбасса, и одновременно обращаются к Вам с просьбой держать ситуацию с расследованием уголовного дела по невыплате заработной платы работникам АО «Разрез «Инской» на личном контроле», — заканчивается обращение.

Выполнить это пожелание Калинкин не смог, так как сам вскоре оказался за решеткой.

Свидетель Сергей Красиков — прокурор Беловского района, занимавший должность в июле 2016 года, во время бурных событий на «Инском».

Красиков рассказал, что зарплаты на шахте начали задерживать с ноября 2015 года, а в январе 2016 года прокуратура стала принимать меры: выносили представления, последовательно привлекали к административной ответственности меняющихся руководителей предприятия: Пожидаева, Чернядьева, Месяца. На шахте тогда трудилось около 850 человек, ежемесячный зарплатный фонд составлял 23−25 млн рублей.
В прокуратуру с заявлениями о невыплате зарплат обратилось порядка 110 работников «Разреза «Инской», и прокуратура получила по этим заявлениям 110 судебных приказов, которые были исполнены. С января 2016 года прокуратура сделала множество представлений, предостережений о ненарушении закона. Плюс 24 жалобы шахтеры написали в Гострудинспекцию.

«Задолженность имелась за февраль и за март 2016 года — полная невыплата, — сообщил прокурор. — 28 апреля мы направили в следственные органы постановление с ходатайством о возбуждении уголовного дела по факту невыплаты заработной платы. Постановление мы выносили не в отношении конкретного лица, а в отношении предприятия, поскольку руководство менялось и было необходимо выяснить, кто виновен. Управляла разрезом управляющая компания «УК Менеджмент» из Новокузнецка, поэтому виновное лицо установить оказалось сложно. Нужна была финансовая экспертиза. 3 июня 2016 года было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 145.1 (невыплата заработной платы) УК РФ».

Пока сохранялась задолженность, прокуратура проводила постоянный мониторинг. Красиков с помощницей Натальей Петренко отслеживали погашение задолженности по зарплате на шахте по банковским документам: 14 и 15 июля 2016 года часть задолженности погасили из фонда «Милосердие», 21 или 27 июля 32−33 млн рублей были выплачены из средств «Регионсервиса», а на 16 или 23 августа задолженность ликвидировали полностью.

Свидетель Юрий Шремф — руководитель второго отдела по расследованию особо важных дел следственного управления СКР по Кемеровской области, курирующий расследование в отношении Антона Цыганкова.

«От сотрудников отдела мне стало известно, что по «Инской» возбуждено уголовное дело по статье 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями). Об этом я узнал, когда находился в отпуске, — цитирует свидетеля информационный портал Тайга.инфо. — Я понимал, что ситуация получила огласку в СМИ, есть невыплата зарплаты. Нам показывали видеозаписи, где работники высказывают недовольство. Руководство Следственного управления, представители обладминистрации выезжали на место».

Своего бывшего подчиненного, а теперь подсудимого Артемия Шевелева, который занимался расследованием, Шремф охарактеризовал положительно: «На мой взгляд, у него была предрасположенность к расследованию определенной категории уголовных дел, больше коррупционной направленности, поэтому я ему в основном такие дела и поручал. По работе к нему нареканий не было».

Свидетель Наталья Миллер — замруководителя второго отдела по расследованию особо важных дел следственного управления СКР по Кемеровской области.

Миллер и подсудимый Сергей Крюков являлись заместителями Шремфа. Дело по ст. 145.1 УК РФ о невыплате зарплаты на «Разрезе «Инской» поступило во второй отдел в начале июля 2016 года. Изначально оно было возбуждено территориальным отделом СК по Беловскому району. По словам Натальи Миллер, следователь Шевелев принес заявление, написанное предпрофкома «Разреза «Инской» Кутеневым следователю Рыбалкиной. Из него выходило, что сумма невыплаты по зарплатам составляла в пределах 100 млн рублей. Заявление Миллер зарегистрировала в книге сообщений о преступлениях 11 июля в 18:00. В тот же день Шевелев и Крюков возбудили новое уголовное дело по ч. 2 ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями). «Сказали, что есть основания, — сообщила суду Миллер. — Здесь еще интересная ситуация: по статье 145.1 УК РФ мы расследуем только невыплату зарплаты, а там же были неплатежи по налогам, в бюджет и во внебюджетные фонды, а это в рамках одной статьи не расследуешь. Нам ранее по таким делам прокуратура указывала, что необходимо делать комплексную оценку, поэтому не работать в пределах одного состава».

Поначалу Крюков хотел задержать Антона Цыганкова по ст. 91 УПК РФ. Однако выяснилось, что оснований для избрания меры пресечения нет, данных для предъявления обвинения недостаточно.

Свидетель Ольга Вернова — кемеровский нотариус, удостоверявшая сделки, доверенности, связанные с передачей акций «Разреза «Инской».

12 июля 2016 года Верновой позвонила начальник департамента обладминистрации Елена Троицкая, с которой они были знакомы по работе. Чиновница рассказала, что новокузнецкий адвокат Антон Цыганков, являющийся собственником акций «Разреза «Инской», желает ими распорядиться. Для этого нотариусу нужно приехать в здание СКР и «совершить общую доверенность».

Нотариус попросила заранее прислать скан паспорта «гражданина из Новокузнецка» для подготовки документов. Непосредственно документы составлял помощник Верновой, который проверил сведения о собственнике, запросив их из налоговой инспекции. Вернова помнит, что у Цыганкова было на тот момент 51,3% (513 акций) «Инского».

В итоге подготовили проект доверенности на распоряжение акций. Поверенным выступил один из топ-менеджеров компании Александра Щукина «ЗапСибУголь» Геннадий Вернигор (сейчас находится на скамье подсудимых — L.R). Перед выездом Вернова проверила и не обнаружила законодательных ограничений на нотариальные действия в следственном комитете. Согласие следователя было необходимо нотариусу, только если доверитель находится в СИЗО.

В коридоре СК к нотариусу присоединился Вернигор.

— В каком состоянии был потерпевший? — спросил у Верновой прокурор.

— Сейчас я вам точно могу сказать: хоть он хитрит и лукавит, он сидел спокойно, интеллигентный молодой человек.

Вернова представилась, показала свое удостоверение и, чтобы установить дееспособность, потребовала у Цыганкова предъявить паспорт. Посмотрев документ, она удостоверилась в том, что «этот юрист в полном объеме дееспособен».

«Цыганков сказал, что продавать ценные бумаги не собирается, — говорила нотариус. — Его просьба заключалась в следующем: дарение без указания конкретного лица. При этом Вернигор оставался поверенным. Я разъяснила, что это невозможно. Нужно обязательно указывать, в чью пользу совершается данное действие. Цыганков замешкался и попросил, чтобы доверитель и поверенный были в одном лице. Я ответила, что и так не бывает — доверенность сразу признают ничтожной. В итоге начали решать, кому подарить акции. Кто-то назвал фамилию Исайкина», — пояснила суду Ольга Вернова. (Речь идет о главном механике «ЗапСибУгля» Сергее Исайкине. О его допросе можно прочитать здесь.)

После этого Вернигор передал нотариусу паспорт Исайкина. Нотариус поинтересовалась у Цыганкова, кем ему приходится Исайкин. Оказалось, никем. «Цыганков мне сказал, что все понимает, поскольку юрист», — пояснила свидетель. После этого был подготовлен новый проект доверенности, который, собственно, и подписали. «Если бы у меня хоть на один процент из ста появилось сомнение в том, что он не желает этого делать, я бы никогда не сделала такие действия», — утверждает Вернова.

L.R продолжит следить за этим резонансным процессом.

Читайте об этом деле также в материалах:

«Инской» в «разрезе»: налоговые схемы, пожары и разруха

Когда подчиненные Бастрыкина развивают скорость «Формулы-1»

Судьба «Инского» решалась в Барвихе

Кампания против российского бизнесмена Щукина вышла на международный уровень

В деле разреза «Инской» сыграл свою роль Александр Бастрыкин

Бизнесмен из списка Forbes и 11 млрд руб. долгов от адвоката

Юрист-миллиардер дал секретные показания в суде

Акционер-адвокат и юрист-свидетель в деле сибирского олигарха

Бывшие партнеры по миллиардному бизнесу бьются в полудюжине юрисдикций

Дело разреза «Инской» обрастает новыми подробностями

Дело «Инской»: в чем признался бизнесмен Александр Щукин

В деле разреза «Инской» появились новые свидетели

Работники разреза «Инской» раскрыли любопытные факты по уголовному делу

Миллиардер из списка Forbes подал иск на 5 млн руб. к главному редактору НГ

Кто вынудил бизнесмена Щукина взять акции разреза «Инской»

Против Щукина и Узбекова развязали информационную войну

Карать или спасать: государству предложили переосмыслить роль в делах бизнеса

Долги и разруха: как разрез «Инской» довели до банкротства

Теги: