Дело разреза «Инской»: «Была команда Следственному комитету пойти и вломить»

Новости19.12.2019
19.12.20193771

Фото: Кирилл Канин

В Центральном суде Кемерова по делу о вымогательстве акций «Разреза «Инской» огласили показания экс-губернатора Кузбасса Амана Тулеева, данные им на следствии. Бывший глава региона, который является свидетелем по делу, утверждал, что лично просил предпринимателя Александра Щукина взять в управление проблемное предприятие. На «Инской» шахтерам месяцами не платили зарплату, доведя до полного отчаяния и бунта, не считая проблем с многомиллионными долгами по налогам и во внебюджетные фонды. Из показаний следует, что другого выхода из кризисной ситуации, кроме как найти нового эффективного управленца, у кемеровских властей просто не было.

Обреченная шахта

Амана Тулеева вызывали в суд для дачи показаний еще в ноябре. Однако он не пришел, предоставив медицинские справки о плохом самочувствии, и ходатайствовал об оглашении своих показаний на стадии предварительного следствия. Судья Александр Вялов просьбу удовлетворил.

По данным «Тайга.инфо», допрос Тулеева проходил 5 декабря 2017 года в здании администрации Кемеровской области в течение семи часов. Отвечая на вопросы старшего следователя по особо важным делам СКР полковника юстиции Андрея Чернуся, тогда еще губернатор подробно изложил ситуацию вокруг «Разреза «Инской». Причем сделал это убедительно, с цифрами в руках, ссылаясь на официальную информацию финмониторинга.

Как выяснилось, начиная с 2012 года непокрытые активами убытки от деятельности шахты росли в геометрической прогрессии. По данным бухгалтерских балансов самого предприятия, по итогам 2012 года этот показатель составлял 1,094 млрд рублей, 2013-го — 1,9 млрд, 2014-го — 4,2 млрд, 2015-го — 6,1 млрд.

По мнению Тулеева, шахта «Инская» имела минусовую стоимость и без непосредственного руководства со стороны профессионалов в угольной отрасли как хозяйственный субъект была обречена.

Предприятие испытывало не только финансовые, но и производственные трудности. Лава № 602 пласта «Безымянный» на протяжении десяти месяцев работала в сложных горно-геологических условиях. Добыча практически не велась с мая 2015 года. В результате возникла нехватка оборотных средств, сформировалась задолженность по зарплате в 34 млн рублей, не производилась оплата налогов.

В ходе допроса Аман Тулеев подчеркнул, что все возможные меры, направленные на улучшение обстановки, принимались. 18 февраля 2016 года состояние дел в АО «Разрез «Инской» рассматривалось на заседании штаба по финансовому мониторингу, обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности Кемеровской области. В течение 2016 года сотрудники Государственной инспекции труда провели на шахте десять проверок.

Срок на исправление дали до лета, но ситуация продолжала ухудшаться. К 1 июля 2016 года долги по зарплате удвоились. По сути, Тулеев негативно высказался о собственниках шахты в лице номинального держателя контрольного пакета — юриста Антона Цыганкова и неформального владельца — миллиардера Гавриила Юшваева, доведших предприятие до ручки.

Поэтому то, что на скамье подсудимых оказались два заместителя губернатора, руководитель одного из департаментов администрации Кемеровской области, глава областного следственного комитета, два следователя, бизнесмен Александр Щукин и его юрист, дружно спасавшие «Разрез «Инской» от банкротства, а Ленинск-Кузнецкий и прилегающие поселки — от социального взрыва, представляется для многих рядовых шахтеров большой несправедливостью.

Из телефонных разговоров Тулеева выяснилось следующее.

Летом 2016 года Щукина фактически заставили путем приостановки работы его шахт внести в фонд «Милосердие» 100 млн рублей на выплату долгов по зарплатам работникам «Инского», несмотря на то, что в марте на иные нужды области он уже перечислял аналогичную сумму.

Изначально на переоформлении акций «Инской» в пользу структур Щукина настаивали Тулеев и его команда. Когда начался этот процесс, Тулеев выразил благодарность всем участникам, заявив, что те «спасли тысячу людей».

Тем не менее в конце концов Щукин отказался от управления проблемной шахтой и оформления права собственности, чем выразил недовольство со стороны кузбасских чиновников. Местный Ростехнадзор продолжил проверки на его предприятиях, связанные с приостановкой их деятельности.

Вице-губернатор по взаимодействию с правоохранительными органами Алексей Иванов — Тулееву: «Ну да, доложу с места событий. Мы тут как раз у Сергея Николаевича [начальник СК РФ по Кемеровской области Калинкин] в процессе. Принципиальное согласие этого негодяя [Антона Цыганкова] получено. Он подписывает доверенность на передачу права собственности… Представитель Щукина и юристы прибыли. Сейчас нотариуса сюда везем, доверенность оформляем. Мы искали юридическую схему, как это сделать оптимально. Будем считать, что это промежуточный вариант. Будет многоступенчатая структура вступления в право собственности. При получении доверенности они начинают все переоформления».

Тулеев: «И тогда уже Щукина можно, завтра я переговорю, запускать в работу?»

Иванов: «Запускать, да. Они меняют директора, убирают этого нынешнего, он там нелегитимный. Ставят своего директора и начинают хозяйствовать там в полной мере».

Тулеев: «Ну, здорово, здорово».

Иванов: «Все, есть. У него 51% акций. Все. То есть он мажоритарный акционер».

Тулеев: «Ну есть, нормально. Щукин знает все, да?»

Иванов: «Да, Щукин знает, потому что с ним его юрист. Он же ведет постоянно, докладывает ему ситуацию. Сейчас, как только он доверенность подписывает, а он сейчас принципиальное согласие дал, все. На этом мы промежуточный результат завершаем. Все, завтра он может на шахту заходить».

Тулеев: «Ну, дай бог! Считай, это тысячу людей ты спас там».

Иванов: «Да, все, есть, Аман Гумирович».

Тулеев: «Калинкину позвонить мне надо, поблагодарить?»

Иванов: «Да он прямо рядом. Я ему могу дать трубочку».

Тулеев: «Ну дай телефон».

Иванов: «Сейчас, буквально тридцать секунд. Я его найду… Молодец он, Сергей Николаевич, прям…»

Калинкин: «Алло».

Тулеев: «Сергей Николаевич, да хотел поблагодарить тебя. Тысячу людей ты, считай, спас, значит, вот этим решением».

Калинкин: «Угу».

Тулеев: «Спасибо большое».

Калинкин: «Ну сейчас вот главное, чтобы все состоялось как бы, пока еще документы не подписаны, но к этому идет».

Тулеев: «Ну, сделаем. Там твоему начальнику нужно направить письмо?»

Калинкин: «Да ну, прям не надо, ни в коем случае. Блин, у нас там…»

Тулеев: «А ну смотри»

Калинкин: «Лишний раз напоминать — хуже себе, блин».

Тулеев: «Да?»

Кроме того, из других разговоров Тулеева и Иванова видно, что губернатора волнуют вопросы задержки зарплат не только по «Инскому», но и на иных предприятиях. Губернатор лично мониторил обстановку в области.

Отпишу все за миллион

Одновременно в суде продолжали оглашать расшифровки телефонных разговоров подсудимых, сделанные сотрудниками ФСБ. L.R публикует очередные расшифровки телефонных разговоров.

13 июля 2016 года (на следующий день после оформления Цыганковым документов о передаче в управление акций «Разреза «Инской»).

08:44. Алексей Иванов — Виктор Кутылкин (заместитель руководителя УМВД по Кемеровской области).

Иванов рассказывает о ситуации на «Разрезе «Инской»: «Молодцы, совместно со Следственным комитетом все мы сделали, все хорошо. Сегодня Данильченко, замгубернатора, едет туда представлять нового директора».

11:24. Алексей Иванов — Александр Щукин.

Иванов сообщает, что совет директоров на «Инской» будут менять, назначен временно исполняющий обязанности директора. Щукин в ответ: «Сегодня зарплату выплачиваем… Через два месяца шахта «Инская» начнет потихоньку работать».

11:36. Александр Данильченко (вице-губернатор по промышленности) — Алексей Иванов.

Данильченко сообщает, что поехал на «Разрез «Инской». Директором будет Сидоров, они встречаются в 12:15. Иванов говорит, что Тулеев поручил Кутылкину организовать сопровождение Данильченко сотрудниками полиции для поддержания порядка.

18:03. Сергей Калинкин — Алексей Иванов.

Калинкин интересуется, как обстановка на разрезе, состоялась ли передача правления. Иванов: «Коллектив шахты воспринял все нормально».

14 июля 2016 года.

21:07. Аман Тулеев — Алексей Иванов.

Тулеев сообщает, что объявились реальные собственники «Разреза «Инского», которые недовольны сложившейся ситуацией. Поэтому Иванову следует продумать, что делать дальше. Тот реагирует: «Завтра же сядем, подумаем».

15 июля 2016 года, за день до встречи Щукина и Гавриила Юшваева.

10:12. Александр Щукин — Алексей Иванов.

Щукин: «Я тебе так скажу: если что-то кому-то неймется, деньги, зарплату, не платите, я-то могу спрыгнуть хоть сейчас».

Иванов: «Нет-нет, губернатор в курсе, губернатор мне поставил задачу, говорит: «Делайте, чтобы юридическая схема быстрей закончилась… чтобы этот актив быстрее отошел Александру Филипповичу».

Щукин: «Цыганков без принуждений пришел и подписал все необходимые документы. Он попросил: «Миллион дайте, отец болеет, а я вам все отпишу, на хрен они мне нужны?!»

Иванов: «Сергей Николаевич Калинкин, у него правовая позиция очень сильная. Калинкину сам руководитель Следственного комитета страны говорит: «Хоть сади, хоть расстреливай, что хочешь делай, чтобы зарплату платили!».

13:36. Александр Щукин — Алексей Иванов.

Щукин: «Я узнал, кто действительный собственник разреза — Гавриил Юшваев… от него звонили Тулееву и сказали, что «мы сделали рейдерский захват». «Я позвонил его помощнику, — продолжает Щукин, — и говорю: «Вот акции, не переделывали ничего, как вы там говорите. Если скажете, что будем сотрудничать, — пожалуйста, нет — акции забирайте и разгребайте!»

Иванов: «Да. Разгребайте как хотите, отдавайте бабки в бюджет и разбирайтесь дальше с этой историей… 60 миллионов — невыплата зарплаты. 60 миллионов! У нас другого выхода и не было. Была команда Следственному комитету: пойти и вломить. 60 миллионов, самый крупный неплательщик за весь год — вот эта шахта».

Щукин: «Да они налогов еще 200, блин».

Иванов: «Еще и налогов, поэтому выхода другого не было. Ну, так и рабочие уже бастовали, что делать-то тогда? А вы не появляетесь! Вот это — главный аргумент, скажи, а меня просто попросили зайти, чтобы похозяйствовать».

Щукин: «Да, 51% акций мы еще на себя не оформили. Скажете нет — хрен с ними, нет. Ну тогда идите… мне ничего не надо».

16:18. Сергей Калинкин — Александр Щукин.

Щукин информирует, что завтра летит в Москву встречаться с действительным владельцем акций «Разреза «Инской». Щукин намеревался рассказать, в каком состоянии предприятие и какие у него долги.

Вообще, если проанализировать все озвученные в суде на сегодняшний день расшифровки телефонных разговоров, а также пояснения экс-губернатора Тулеева, то получается, что  позиция следствия выглядит не такой уж очевидной. С одной стороны, тяжелейшее обвинение в вымогательстве. С другой — ни один участник этой истории не действовал вне рамок правового поля. Чиновники в рамках своей компетенции, следователи, расследовавшие уголовное дело о невыплате зарплаты, своей. Даже бизнесмен Александр Щукин не получал ценные бумаги «Инской» в собственность. Более того, из приведенных телефонных разговоров видно, что эта ситуация ему в тягость и он с легкостью готов был отказаться от убыточного производства или, на худой конец, вытаскивать шахту из экономического пике совместно с собственниками.

В заключение приведем ответ экс-губернатора на вопрос следователя: «Какие поручения Вы [Тулеев] давали своим подчиненным с целью разрешения кризисной ситуации на АО «Разрез «Инской», с кем и какие переговоры вели по данной ситуации, какое участие принимали в разрешении ситуации в июле 2016 года?»

Тулеев: «Я давал своим подчиненным поручение выехать на шахту «Инская» и провести совещание с участием правоохранительных и надзорных органов. Такое совещание было проведено с участием прокуратуры и Следственного комитета. По его итогам я дал поручение передать материалы в правоохранительные органы для принятия мер реагирования в соответствии с действующим законодательством, а также дал поручение разработать дорожную карту восстановления добычи угля на этом предприятии и поиска необходимых для этого людей и ресурсов. Иных задач не было и быть не могло. Повторюсь, что для меня было не принципиально, кто наведет порядок на предприятии, то есть организует на нем работу. Ни о каком перераспределении собственности именно в пользу Щукина речи не шло».

L.R продолжит следить за процессом.

Читайте об этом деле также в материалах:

«Меры жестковаты, но в пределах допустимого УПК». Как чиновники спасали «Инской»

Владелец разреза «Инской» оказался «картонным»

«Чтобы все не полыхнуло». В кемеровском суде обсудили спасение шахты

Акционер лишился рубля, и следствие признало его потерпевшим

Дело «Инского»: расплата за добро

«Инской» в «разрезе»: налоговые схемы, пожары и разруха

Когда подчиненные Бастрыкина развивают скорость «Формулы-1»

Судьба «Инского» решалась в Барвихе

Кампания против российского бизнесмена Щукина вышла на международный уровень

В деле разреза «Инской» сыграл свою роль Александр Бастрыкин

Бизнесмен из списка Forbes и 11 млрд руб. долгов от адвоката

Юрист-миллиардер дал секретные показания в суде

Акционер-адвокат и юрист-свидетель в деле сибирского олигарха

Бывшие партнеры по миллиардному бизнесу бьются в полудюжине юрисдикций

Дело разреза «Инской» обрастает новыми подробностями

Дело «Инской»: в чем признался бизнесмен Александр Щукин

В деле разреза «Инской» появились новые свидетели

Работники разреза «Инской» раскрыли любопытные факты по уголовному делу

Миллиардер из списка Forbes подал иск на 5 млн руб. к главному редактору НГ

Кто вынудил бизнесмена Щукина взять акции разреза «Инской»

Против Щукина и Узбекова развязали информационную войну

Карать или спасать: государству предложили переосмыслить роль в делах бизнеса

Теги:

      Егор Гусев

      20 декабря 2019 at 07:34

      Оправдывать покупателей водивших продавца на цепи от наручников, это же дно, лигалрипот!