$ 63.72

€ 70.5

ВС разбирался, нужно ли платить за безосновательный арест имущества

Новости10.09.2019
10.09.20192663

Александр Щукин (слева) и Руслан Ростовцев

Верховный суд отправил на новое рассмотрение дело по иску крупного кемеровского  предпринимателя Александра Щукина к бывшему деловому партнеру Руслану Ростовцеву. В рамках прецедентного спора Щукин пытается доказать, что не должны оставаться безнаказанными случаи, когда истцы добиваются принятия обеспечительных мер, а потом проигрывают дела. Предприниматель, который таким образом потерял десятки миллионов рублей, сейчас требует не только проценты за пользование чужими денежными средствами, но и упущенную выгоду.

«Подарок», возвращенный с процентами

Тяжба между бывшими партнерами по угольному бизнесу началась в 2015 году, после того как Ростовцев отказался возвращать Щукину долг в 310 миллионов рублей и проценты по нему. Общая сумма в итоге превысила полмиллиарда.

Отказ платить Ростовцев обосновывал тем, что не считает полученные деньги долгом, так как не заключал со Щукиным письменный договор займа. О том, что 310 миллионов являются заемными средствами, было указано в платежном поручении в графе о назначении платежа. Однако Ростовцев уверял, что в платежку не заглядывал и считал, что вся сумма является подарком его жене на тридцать девятый день рождения. Зачем Щукин презентовал огромную сумму чужой супруге, ответчик не объяснял.

Отсутствие на руках у истца оригинала договора займа действительно сильно осложняло ситуацию. Дело прошло три круга (включая рассмотрение в ВС РФ), но в итоге в сентябре 2017 года Московский городской суд вынес окончательное решение в пользу Щукина.

Однако тяжба на этом не завершилась. Еще весной  2016 года, исполнив одно из «промежуточных» решений Мосгорсуда, Ростовцев перечислил Щукину более 504 миллионов рублей. Однако через несколько месяцев президиум Мосгорсуда отменил положительное для Щукина решение. В связи с этим Ростовцев обратился в Пресненский суд Москвы, где начиналось рассмотрение спора, с заявлением о повороте исполнения решения, по которому он возвратил долг.

В середине декабря 2016 года Пресненский суд удовлетворил это требование, а также вынес определение о принятии обеспечительных мер на 504 миллиона. После этого было возбуждено исполнительное производство и арестовано имущество на сумму, намного превышающую полмиллиарда. Дело дошло до выдворения на сибирский мороз из арестованного поместья домашних животных Щукина — кошки и лошадей. Аресты происходили в последний рабочий день года. Уже после решения в пользу Щукина, в сентябре и октябре 2017 года, со Щукина из средств, арестованных на его счете несколькими месяцами ранее, было взыскано 83 миллиона рублей в рамках того же исполнительного производства.

Теперь же, когда Щукин окончательно выиграл дело, он не только хочет получить назад  упомянутые 83 миллиона, но и дополнительно взыскать с оппонента около 47 миллионов. Это проценты за пользование чужими денежными средствами и упущенная выгода.

Особый случай

Обосновывая свои требования, Щукин ссылается на абз. 1 п. 59 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7, согласно которому, если во исполнение судебного акта ответчиком перечислены денежные средства кредитору, а впоследствии данный судебный акт отменен или изменен в части взыскания указанных денежных средств и полученные взыскателем денежные средства должнику не возвращены, то, по общему правилу, на названную денежную сумму подлежат начислению проценты, установленные ст. 395 ГК РФ, с момента вступления в силу итогового судебного акта (п. 2 ст. 1107 ГК РФ). Апелляционное определение по делу № 2-7514/2015, в рамках которого Щукин окончательно выиграл процесс по основному долгу и процентам, вступило в законную силу 20 сентября 2017 года. Соответственно, по мнению предпринимателя, с этой даты на взысканные денежные средства подлежат начислению проценты за пользование чужими денежными средствами.

Что касается упущенной выгоды, то Щукин ссылался на ст. 146 ГПК и п. 3 ст. 1064 ГК. Согласно ст. 146 ГПК судья или суд, допуская обеспечение иска, может потребовать от истца предоставления обеспечения возможных для ответчика убытков. Ответчик после вступления в законную силу решения суда, которым в иске отказано, вправе предъявить к истцу иск о возмещении убытков, причиненных ему мерами по обеспечению иска, принятыми по просьбе истца.

Это дело также затянулось и в итоге дошло до ВС России, который на днях отправил его на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию Мосгорсуда. Если Щукину удастся выиграть и этот процесс, то будет создан прецедент, имеющий масштабные последствия. В частности, истцам придется серьезно задумываться о том, стоит ли просить суд о принятии обеспечительных мер по неоднозначным спорам.

Юристы Щукина настаивают, что в предмет доказывания по искам о возмещении убытков, причиненных обеспечительными мерами, не входят вина и противоправность действий лица, по заявлению которого были приняты обеспечительные меры.

Действительно, ничего противоправного в испрашивании обеспечительных мер в поддержку иска нет, это законное право истцов. При этом истцы должны понимать, что в случае проигрыша они должны будут компенсировать вред, понесенный обеспечительными мерами. Это служит гарантией сохранения баланса интересов сторон спора.

В соответствии с п. 3 ст. 1064 ГК РФ “вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом”. Одним из таких случаев является ст. 146 ГПК РФ, в соответствии с которой “ответчик после вступления в законную силу решения суда, которым в иске отказано, вправе предъявить к истцу иск о возмещении убытков, причиненных ему мерами по обеспечению иска, принятыми по просьбе истца”.

Таким образом, возмещение убытков, причиненных в связи с принятием обеспечительных мер, происходит в силу прямого указания закона и при отсутствии противоправного поведения причинителя вреда. То есть и за правомерные действия, примером которых является принятие обеспечительных мер.

Зависшие деньги 

Что касается требований Щукина о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, то тут тоже есть интересные с правовой точки зрения моменты. Они связаны с судьбой упомянутых 83 миллионов, которые с осени 2017 года находятся на распорядительном счете судебных приставов. Еще в ходе первого процесса представители Щукина и его супруги смогли добиться того, что деньги, которые взыскали с их клиента, фактически Ростовцеву перечислены не были. Не возвращены они, кстати, до сих пор и Щукину.

Сейчас спор идет о том, как рассматривать эту зависшую у приставов сумму. Щукин считает, что вступившими в силу судебными актами, имеющими преюдициальное значение для настоящего спора, установлено, что права на указанные денежные средства перешли к Ростовцеву. (Речь идет о другом деле, в котором действия Ростовцева оспаривала уже супруга Щукина в судах Новосибирской области.)

Кроме того, согласно п. 44 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 “зачисление денежных средств на депозитный счет подразделения судебных приставов в порядке, установленном статьей 70 Закона об исполнительном производстве, свидетельствует о надлежащем исполнении должником денежного обязательства перед кредитором …”.

Ростовцев, в свою очередь, пытается доказать, что так как он фактически деньги не получил, то и платить проценты за их использование не должен.

Как поступать с зависшими деньгами, тоже не совсем ясно. Представители Щукина опасаются, что если сейчас с них будет снят арест, то вся сумма уйдет Ростовцеву. Таким образом, для возврата денежных средств со счета пристава просто снять арест недостаточно, нужно еще одно решение суда о повороте судебного акта, в соответствии с которым со Щукина эта сумма была взыскана. До сих пор в повороте этого судебного акта суды стороне Щукина отказывали.

Как разрешится эта ситуация, пока неясно.

Читайте также:

«Инской» в «разрезе»: налоговые схемы, пожары и разруха

Когда подчиненные Бастрыкина развивают скорость «Формулы-1»

Судьба «Инского» решалась в Барвихе

Кампания против российского бизнесмена Щукина вышла на международный уровень

В деле разреза «Инской» сыграл свою роль Александр Бастрыкин

Бизнесмен из списка Forbes и 11 млрд руб. долгов от адвоката

Юрист-миллиардер дал секретные показания в суде

Акционер-адвокат и юрист-свидетель в деле сибирского олигарха

Бывшие партнеры по миллиардному бизнесу бьются в полудюжине юрисдикций

Дело разреза «Инской» обрастает новыми подробностями

Дело «Инской»: в чем признался бизнесмен Александр Щукин

В деле разреза «Инской» появились новые свидетели

Работники разреза «Инской» раскрыли любопытные факты по уголовному делу

Миллиардер из списка Forbes подал иск на 5 млн руб. к главному редактору НГ

Кто вынудил бизнесмена Щукина взять акции разреза «Инской»

Против Щукина и Узбекова развязали информационную войну

Карать или спасать: государству предложили переосмыслить роль в делах бизнеса

Долги и разруха: как разрез «Инской» довели до банкротства

    Антон Чибирев

    10 сентября 2019 at 15:20

    Интересный кейс с противоречивыми последствиями