$ 71.06

€ 77.91

«Хоть бери коленвал, ныряй в море и не выныривай! Глушить начали»

Новости05.02.2020
05.02.20204426

Александр Щукин. Фото: Кирилл Канин

Таким образом кузбасский предприниматель Александр Щукин отреагировал на организованные Ростехназором проверки его угольных предприятий. Проверки, судя по записям телефонных разговоров, оглашенным в Центральном районном суде Кемерова, были инициированы лично тогдашним губернатором Аманом Тулеевым. За что? За то, что Щукин отказался оформлять в собственность убыточный «Разрез “Инской», ограничившись помощью специалистов и погашением задолженности по зарплате шахтерам, ремонтом оборудования. Парадокс заключается в том, что теперь его за это судят. Впрочем, как и местных чиновников и правоохранителей.

С октября 2018 года в Кемерове идет громкий процесс по делу о вымогательстве акций «Разреза “Инской». Последние четыре месяца в суде оглашают расшифровки телефонных переговоров участников этой истории, представляет доказательства защита. На скамье подсудимых восемь человек, включая двух заместителей губернатора Кузбасса Амана Тулеева, руководителя СК РФ по Кемеровской области Сергея Калинкина, двух следователей и предпринимателя Александра Щукина. Семеро из восьми подсудимых находятся под домашним арестом, а генерал-лейтенант Калинкин — в СИЗО.

Суть дела такова. С мая 2015 года из-за перехода на иной участок добычи и так называемого горно-геологического нарушения на разрезе перестали добывать уголь. Тогда же на шахте произошел несчастный случай со смертельным исходом, который усугубил моральный климат в коллективе. Лаву остановили. Начали расти долги по зарплате перед шахтерами и иными работниками, а вместе с этим и социальная напряженность.

Предприятие контролировал миллиардер Гавриил Юшваев, хотя формально контрольный пакет акций АО был оформлен на адвоката Антона Цыганкова. По данным издания «Тайга.Инфо», он единственный потерпевший по этому уголовному делу. Все последние годы Цыганков опасается за свою жизнь и находится под государственной защитой, а заседания с его участием суд проводит в закрытом режиме.

Согласно оглашенной в суде справке заместителя главного бухгалтера АО «Разрез “Инской» Натальи Семененко, задолженность по зарплате за март 2016 года составила 15,671 млн рублей, за апрель — 22,389 млн рублей, за май — 23,824 млн рублей. В июле задержка по зарплате достигла более 60 млн рублей при численности работников 830 человек. Шахтеры бастовали, писали гневные петиции во всевозможные инстанции, грозили перекрыть трассы.

В ситуацию вмешалось руководство области и правоохранительных органов. Был создан штаб по финансовому мониторингу за ситуацией на «Инской». Команда губернатора Амана Тулеева настаивала на том, чтобы предприниматель Александр Щукин, успешно занимающийся много лет угольным бизнесом, взял «Разрез “Инской» в управление и погасил задолженность по зарплате его работникам. Последнее Щукин исполнил, перечислив на эти цели в благотворительный фонд «Милосердие», созданный бывшими чиновниками администрации, 100 млн рублей, уплатив в общей сложности в 2016 году 200 млн.

Однако, переговорив с фактическим собственником Юшваевым, от оформления акций на свои структуры, от управления шахтой Щукин отказался, чем вызвал недовольство со стороны губернатора. После этого местный Ростехнадзор начал проверки на шахтах предпринимателя, останавливая их работу.

Из аудиозаписей телефонных переговоров следует, что инициатором проверок был лично губернатор. Таким образом, напрашивается вывод, что он хотел надавить на Щукина, чтобы тот изменил свою позицию по проблемной шахте.

19 июля 2016 года (через день после встречи Александра Щукина и Гавриила Юшваева). Цитируем по «Тайга.Инфо».

02:41. Сергей Гусаков (директор Западно-Сибирской угольной компании) — Александр Щукин.

Гусаков докладывает, что на подконтрольной Щукину шахте («Полосухинской» — L.R) начались неожиданные проверки Ростехнадзора. Ведомство собирается приостановить работу ленточных конвейеров и лавы. Щукин возмущен, расстроен, просит Гусакова попытаться убедить сотрудников Ростехнадзора не приостанавливать работу предприятия.
«Я позвоню в администрацию, что им там опять потребовалось… то одно возьми, то другое…» — сетует Щукин.

02:56. Александр Щукин — Тимур Франк (юрист).

Франк говорит, что звонил Иванов (на тот момент заместитель губернатора Тулеева — L.R), просил Щукина перезвонить. Тот отвечает, что ни с кем общаться не хочет: «Там этот опять с ума сошел. «Инскую» шахту мне вешает… Я ему денег-то дал, сто миллионов. Я сто миллионов-то ему дал! А он опять начинает».

08:52. Алексей Иванов — руководитель СКР по Кемеровской области Сергей Калинкин.

Калинкин интересуется, погасили ли долги на «Инской»? Иванов сообщает, что из бюджета уже заплатили 25 млн рублей. «Щукин слетал в Москву, вроде как поговорил положительно по поводу этой шахты. Но тем не менее дал указание, и все его ИТРовцы (инженерно-технические работники) с шахты ушли. У первого лица сейчас такое настроение, прям очень негативное в отношении Щукина», — утверждает Иванов.
Далее чиновник рассказывает Калинкину, что 3−5 августа у Щукина с собственниками «Разреза “Инского» планируется еще одна встреча, на которой будет принято решение о дальнейшей судьбе предприятия… Сейчас шахта не работает, «опять все в стопоре», и что делать, никто не знает.

Иванов поясняет, что Тулеев очень зол на Щукина из-за отказа управлять «Разрезом “Инской». Губернатор говорит про Щукина: «Давайте нападать, давайте думать». По мнению Иванова, ситуация тревожная.

13:01. Александр Щукин — Сергей Гусаков (директор Западно-Сибирской угольной компании).

Гусаков вновь докладывает Щукину о результатах вчерашней внеплановой проверки Ростехнадзора на шахте «Полосухинской».
Щукин: «Ну и что они говорят? Насколько останавливают?»
Гусаков: «Пока ничего не говорят. Им никаких команд больше не поступало. Документы готовят для суда. Сегодня приехало еще три инспектора… Один забой остановят по тридцатому и один проходческий по двадцать девятому. Вот, пока больше информации нет».
Щукин: «Ага. В общем, короче, глушить начали за то, что мы «Инскую» не взяли».
Гусаков: «Ну похоже».
Далее Гусаков цитирует то, что ему сказали проверяющие инспекторы Ростехнадзора: «Нам дали команду, мы ничего больше не знаем. Вот выполняем команду и все».

13:10. Алексей Иванов и Александр Щукин.

Щукин: «Ну что, давай, что, опять шахту останавливать? Зачем? Я ни фига не понимаю, я все объяснил. Ну блин, хоть бери сейчас, привязывай коленвал, в море ныряй и не выныривай! Ну вот смотри, он (Тулеев) шахту остановил зачем, ну зачем? Ну я же все объяснил ему, в пятницу объяснил все, в субботу позвонил».
Щукин пересказывает достигнутые договоренности с Юшваевым (шахта остается в собственности последнего, управлять предприятием будут совместно — L.R) и объясняет, почему убрал свой персонал: «Я убрал всех, потому что, Алексей Владимирович, нет ни одной бумаги, по которой можно работать. Я же не стал акции на себя переоформлять».
Иванов: «Я тебя понял. Смотри, Александр Филиппович, что надо сделать. Он знаешь почему злой? Первое лицо-то. Почему так относится?»
Щукин: «Алексей Владимирович, ну что он на меня злится? Я ему все объяснял два дня. Деньги надо было, я перечислил. Что надо-то еще?»
Иванов: «Я тебе объясняю, почему он разозлился. Потому что твои ИТРовцы и директор ушли и шахта опять оказалась неуправляемая».
Щукин: «У них там директор свой назначен… Он спрашивает: «Ты кто? Иди ты на фиг отсюда!» Вот в чем дело-то… Старый директор… должен подписать доверенность… Доверенность не подписана нотариально, а тогда как править, расскажи? Любой человек придет, скажет: “А ты кто?».
Иванов предлагает Щукину позвонить в приемную Тулеева.

13:23. Александр Щукин — Алексей Иванов.

Щукин сообщает Иванову, что с Тулеевым его не соединили, и просит Иванова пересказать их разговор губернатору.

13:38. Аман Тулеев — Алексей Иванов.

Иванов выполняет просьбу Щукина.
Тулеев: «Это он всполошился, когда узнал, что «Полосухинскую» закрыли?»
Иванов: «Да, он мне звонит… Ну, «Полосухинская», мы с вами правильно абсолютно определили, это его сердце, империи всей. У него парализуется сразу все, когда «Полосухинскую» закрывают».
Тулеев: «Ну, а сколько нам? Пусть он бегает, на фиг!»
Иванов: «Щукин в Монако сейчас находится. Говорит: «Я в Россию вернусь, мне наручники наденете?» Я отвечаю: «Александр Филиппович, наденем! Еще раз, если будешь так вот поступать! Почему ушел с «Разреза “Инского» с понедельника, не предупредив? Ни директора, ни ИТР, никого нет. Там же коллапс может наступить технологический, что делать-то потом?» Он мне опять песню пропел про то, как съездил в Москву, какие были договоренности. Говорит: «Вы мне скажите, мне-то что делать?» Я отвечаю: «Да ты уже то, что мог сделать, ты уже сделал все. Чуть шахту опять не бросил».
Тулеев: «Скажи, что больше подлости уже от тебя нам нечего ждать! Поэтому губернатор лично сказал, что все. Он с тобой заканчивает, даже разговоров не будет. Ну, если ты не выполнишь вот эти обязательства, имей в виду, тебе лучше уходить. Прямо вот так жестко! Надо, чтобы он на «Разрез “Инской» заходил. Деньги отдал, заработную плату выплатил, ну как договорились».
Иванов: «Да-да-да. Они до 22-го числа все выплатят».
Тулеев: «Ну, в общем, пока все до конца не сделает, значит, эта шахта (Полосухинская) будет стоять».

15:15. Помощник Гавриила Юшваева Игорь Горин — Александр Щукин.

Горин, ссылаясь на информацию от номинального владельца акций «Инской» Цыганкова, просит Щукина дать команду своим подчиненным уничтожить документы, касающиеся отчуждения акций разреза. Щукин подтверждает, что бумаги уничтожены.

18:17. Александр Щукин — Алексей Иванов.

Иванов: «Да. Смотри, Александр Филиппович, я с ним разговаривал (с Тулеевым). Он сказал: «Передай Александру Филипповичу, что он должен выполнить все условия, которые мы с ним определяли в воскресном разговоре и в пятницу».
Щукин: «Я все выполню, Алексей Владимирович».
Иванов: «Первое, шахте надо технически с персоналом помочь… Может быть, какого-нибудь ИТРовца дашь грамотного. Фиг с ним, пусть он будет каким-нибудь там замдиректора шахты… Надо этим же путем продолжать идти. Губернатор говорит: «Щукин негодяй, он ушел!» Поэтому необходимо, чтобы кто-то помог из твоих грамотных».
Щукин: «Негодяй! Ни фига себе негодяй!»
Иванов: «Да-да, он говорит: «Негодяй! Он ушел!» Потом надо, чтобы эти наши друзья (владельцы «Разреза “Инской») выплатили зарплату нам до двадцать второго полностью. То, что обещали. Да, до двадцать второго июля».
Щукин: «Ну они сказали, мне слово дали! Да, да».
Иванов: «И… да, третье, ну там вопрос с собственностью, это ты будешь решать третьего — пятого августа, я так понял. Да? Что, встреча у вас будет?»
Щукин: «Да. Да, да, да».
Иванов: «Третьего — пятого августа. Ну еще первого августа перечислить тридцатку и все. Он говорит: «Если эти три пункта он выполнит…».
Щукин: «Кого перечислить? Кого?»
Иванов: «Ну осталась тридцатка до первого августа у тебя».
Щукин: «Так я негодяй! Я же негодяй! Тридцатку!»
Иванов: «Ну, негодяем он тебя назвал с точки зрения, что ты задал шахте правильное направление и ушел. Вот поэтому ты негодяй».
Щукин: «Смотри, тридцатку я до первого августа… выплачу. Дам туда технаря, пускай работает… Теперь мне скажи, а на фиг шахту остановили, что теперь?»
Иванов: «Эту твою «Полосухинскую» остановили, да, шахту?»
Щукин: «Конечно, остановили шахту. Он (Тулеев) же сказал, дал команду. Что мне делать?»
Иванов: «Я могу уже с ним разговаривать о том, чтобы по «Полосухинской» эти запреты снимали».
Щукин: «Ну и он (Тулеев) не сильно на меня злой-то?»
Иванов: «Я тебе скажу так: ну сильно злой, да! Он, блин, видишь? Вот то, что технологию бросили и ушли — вот это его взбесило. И дело не в финансах. Он не сомневается, что ты тридцатку перечислишь, что с этими дагестанцами договоришься. А именно то, что технологию бросили, блин, и там сейчас опять разброд и шатание. Вот. Тревога».

20 июля 2016 года.
12:56. Александр Щукин — Сергей Гусаков.

Гусаков докладывает Щукину, что шахта «Грамотеинская» работает в нормальном режиме, а по шахте «Полосухинской», деятельность которой приостановлена, суд состоится на следующий день.

Щукин напоминает Гусакову, чтобы он сварил рештаки для шахты «Разрез “Инской», просит позвонить Данильченко и сказать: «Мы даем советы и рештаки варим… Скажи, чтобы от нас отвязались, на фиг, потом».
Щукин: «Серега, ты везде говори, что я от дел отхожу, что ты там директор. Сейчас нового председателя совета директоров выберем».

13:24. Александр Щукин — Алексей Иванов.

Иванов: «Ты своих (на разрез «Инской» — L.R) прислал?”
Щукин: «Я ИТРовцев не прислал, сейчас делаем туда рештаки, варим… Все, капец! Сейчас Гусаков там дает советы, как работать».
Иванов: «Я тебя понял, все. С начальником департамента угольной промышленности (Евгением Хлебуновым), который на шахте сейчас живет, чтобы твой ИТРовец контактировал. Все, вот это очень важно».
Щукин интересуется, злится ли на него Тулеев.
Иванов: «Злится, конечно, он говорит: «Блин, ну зачем он ушел оттуда?!» Он-то на тебя надеялся, по технологии, по шахте что все пойдет».
Щукин: «Слышишь, это, милый ты мой друг! Я уже старый, я уже не чистильщик, я уже все. Я волк без зубов, конец, вот и все. Да, пойми меня правильно, Алексей Владимирович! Лучше будем с тобой томатный сок скоро пить и будем отдыхать! Все, на фиг!»
Иванов: «Да, будем. Будем отдыхать. Я с тобой согласен. Сейчас эту ситуацию разведем, все будет нормально, я тебя уверяю!»
Щукин: «В понедельник — вторник я тридцатку отправлю вам, и все, и больше… на фиг! Нету денег, все, капец!”

18:34. Аман Тулеев — Алексей Иванов.

Тулеев: «Щукин не звонил?»
Иванов: «Щукин звонил. Аман Гумирович, он звонит мне регулярно, по два раза в день, в начале и в конце. Во-первых, спрашивает, как у вас настроение. У меня очень простой алгоритм. Я говорю: «Выполняем три пункта. С завтрашнего дня ты заводишь свою команду ИТР… Платишь тридцатку… Задолженность по зарплате 50 миллионов, которая осталась…” Щукин говорит: «Я лично буду разговаривать с дагестанцами, чтобы они оплатили». Может быть, уже была какая-то выплата, но, Аман Гумирович, я не буду вас вводить в заблуждение, уточню».
Тулеев: «Эти тридцать, если он будет перечислять, то на фонд Решетова (благотворительный фонд «Милосердие — L.R) обязательно — мы оттуда же брали».

19:49. Сергей Калинкин — Алексей Иванов.

Калинкин сообщает, что главный бухгалтер «Разреза “Инской» подтвердил: поступили личные деньги Гавриила Юшваева (25 млн рублей — L.R), которые уже распределили рабочим в счет задолженности по заработной плате.

Читайте об этом деле также в материалах:

«Давайте, нападайте!». Как кузбасские чиновники рассердились на Щукина

Дело разреза «Инской»: «Была команда Следственному комитету пойти и вломить»

«Меры жестковаты, но в пределах допустимого УПК». Как чиновники спасали «Инской»

Владелец разреза «Инской» оказался «картонным»

«Чтобы все не полыхнуло». В кемеровском суде обсудили спасение шахты

Акционер лишился рубля, и следствие признало его потерпевшим

Дело «Инского»: расплата за добро

«Инской» в «разрезе»: налоговые схемы, пожары и разруха

Когда подчиненные Бастрыкина развивают скорость «Формулы-1»

Судьба «Инского» решалась в Барвихе

Кампания против российского бизнесмена Щукина вышла на международный уровень

В деле разреза «Инской» сыграл свою роль Александр Бастрыкин

Бизнесмен из списка Forbes и 11 млрд руб. долгов от адвоката

Юрист-миллиардер дал секретные показания в суде

Акционер-адвокат и юрист-свидетель в деле сибирского олигарха

Бывшие партнеры по миллиардному бизнесу бьются в полудюжине юрисдикций

Дело разреза «Инской» обрастает новыми подробностями

Дело «Инской»: в чем признался бизнесмен Александр Щукин

В деле разреза «Инской» появились новые свидетели

Работники разреза «Инской» раскрыли любопытные факты по уголовному делу

Миллиардер из списка Forbes подал иск на 5 млн руб. к главному редактору НГ

Кто вынудил бизнесмена Щукина взять акции разреза «Инской»

Против Щукина и Узбекова развязали информационную войну

Карать или спасать: государству предложили переосмыслить роль в делах бизнеса