$ 71.1

€ 78.26

«Мы просили вернуть нам деньги. Криминал-то в чем?»

Новости30.03.2020
30.03.20201972

Фото: Кирилл Канин

В Центральном районном суде Кемерова, где идет процесс по резонансному делу о вымогательстве контрольного пакета акций «Разреза «Инской», в марте, еще до начала карантина, произошло много важных событий. Во-первых, защита представляет доказательства после оглашения записей телефонных разговоров между фигурантами уголовного дела. Во-вторых, были допрошены свидетели защиты, рассказавшие о катастрофическом положении на шахте летом 2016 года.

Собрание коллектива

Суть показаний большинства свидетелей, например, проходчика Дмитрия Бузина и экс-начальника проходческого участка Сергея Демченко, по данным информационного портала Тайга.Инфо, сводится к тому, что с осени 2015 года шахта вошла в так называемое горно-геологическое нарушение, «шли по породе», уголь не добывался, не продавался. Появились долги. Чтобы было понятно: работы по ликвидации нарушения заняли около восьми месяцев и завершились только в сентябре 2016 года.

Как неоднократно рассказывал L.R (например, здесь), чиновников, правоохранителей, предпринимателей, пытавшихся разрулить ситуацию, передать предприятие в руки нового собственника, в настоящее время судят в Кемерове за вымогательство акций разреза. На скамье подсудимых восемь человек, включая двух заместителей губернатора Кузбасса Амана Тулеева, руководителя СК РФ по Кемеровской области Сергея Калинкина, двух следователей и предпринимателя Александра Щукина.

Летом ситуация вышла из-под контроля и 8 июля 2016 года дошло до забастовки. «У нас задерживали зарплату месяца три или четыре, мой заработок составлял 40−50 тысяч рублей, — рассказал подробности Бузин. — Были оповещения от руководства, что выдадут, выплатят и так далее… Дадут небольшую часть, и мы дальше работаем. На настроении в трудовом коллективе это сказывалось негативно. Когда у вас нет денег, на что вы живете? Руководство только оправдывалось. Мы не с вышестоящим руководством общались, а с непосредственным — начальник участка, допустим, замначальника участка. Из-за невыплаты заработной платы решили приостановить рабочую деятельность. Летом — это была первая смена, я в эту смену работал — мы отказались выходить».

При этом Бузин назвал произошедшее «собрание коллектива».

«Это было спонтанное решение. Это было собрание, не забастовка. Может быть, я тогда неправильно определение этому дал, — продолжил в суде свидетель. — Это никак не забастовка: касками там никто не стучал и рельсы никто не перекрывал. Ничего такого не было. Было собрание, все проходило гласно. Разговаривали. Забастовка — это невыход на работу, погромы. Я не знаю, как это объяснить. Все же прекрасно знают, когда Кузбасс бастовал, когда перекрывали Транссиб — это и есть забастовка».

В конце концов рабочих попросили написать заявления в благотворительный фонд «Милосердие», контролируемый властями Кузбасса. Вскоре начались выплаты, в течение двух месяцев задолженность погасили полностью. Кто и откуда выплатил деньги, свидетели не в курсе.

После всех этих событий шахтеров вызывали на допросы в ФСБ. Им демонстрировали заявления в фонд «Милосердие» о предоставлении матпомощи в связи с «непростой жизненной ситуацией по причине невыплаты заработной платы предприятием «Разрез «Инской».

«Мы просили вернуть нам деньги. Криминал-то в чем? Нам сказали: вот напишешь — и вам привезут деньги в чемодане, — заявил Демченко. — Он (сотрудник ФСБ) сказал, что листочек надо подписать. Ну, молодой парень, что он, обманывать будет?»

Мы на стороне Калинкина

Записи же телефонных переговоров еще раз подтвердили, что и в 2016 году, и позднее контрольный пакет как был, так и оставался в собственности номинального владельца шахты Антона Цыганкова (де-факто предприятие принадлежало бизнесмену Гавриилу Юшваеву). Администрация Кемеровской области попыталась наладить производство угля, в том числе с привлечением местных, хорошо зарекомендовавших себя угольщиков (предпринимателя Александра Щукина), и добиться бесперебойной выплаты заработной платы. Иначе 850 работников оказались бы на улице. Приводим стенограммы записей по Тайга.Инфо.

25 июля 2016 года.

15:19. Предприниматель Александр Щукин — первый вице-губернатор Максим Макин.

Щукин сетует, что принадлежащую ему шахту «Полосухинскую» «терроризирует» ежедневными проверками Ростехнадзор, хотя он, как обещал, отправил своих специалистов на «Разрез «Инской» [де-факто принадлежит Юшваеву] для оказания безвозмездной помощи.

Макин: «То народ послал, то снял… Первый руководитель (Тулеев) в очень негативном настроении сейчас находится… Зачем ты позвонил, сказал, что все нормально? А на следующий день снимаешь своих людей. Он как личное оскорбление это воспринял. Вечером ты ему говоришь, что все нормально, а с утра людей снимаешь. Как он должен реагировать? Я понимаю его абсолютно».

Щукин: «Шахту не надо останавливать «Полосухинскую» [подконтрольна Щукину]. Зачем?»

Макин: «Это личная команда первого руководителя. Личная!»

Щукин: «Ну, давай дня на два шахту останавливай! Я сейчас эту тридцатку-то перечислю (имеются в виду средства в фонд «Милосердие» на погашение долгов по зарплате на «Инском» — L.R.). Он тебе говорил это, нет?»

Макин: «Филиппович, здесь маленько другого поля ягода… Не обнадеживал бы его. Он (Тулеев) вечером мне звонит радостный, говорит: «Александр Филиппович Родину спас! Красавец! Все! Смотрите, давайте ему, помогайте!» А с утра Александр Филиппович снял всю свою команду. Он в бешенстве. Первый говорит: «Он меня обманул по полной программе!» Александр Филиппович, я жду быстрее нашей встречи, чтобы можно было что-то делать».

26 июля 2016 года.

11:25. Елена (работник Щукина) — Александр Щукин.

Елена сообщает, что от администрации Кемеровской области поступило письмо с просьбой заплатить 30 млн рублей в фонд «Милосердие» [после выплаты ранее 170 млн руб., из которых 70 млн — только в июле].

Щукин говорит, чтобы до его приезда оплату не производили. Елена говорит, что собрала информацию об АО «Разрез «Инской», согласно которой задолженность шахты по налогам, а также иным платежам в бюджет составляет 2 млрд рублей, по займам — 9 млрд.

Елена подтверждает, что Ростехнадзором приостановлена деятельность шахт «Полосухинская» и «Грамотеинская», подконтрольных Щукину.

14:34. Руководитель СКР по Кемеровской области Сергей Калинкин — Александр Щукин.

Щукин по-дружески «жалуется» Калинкину, что Ростехнадзор приостановил деятельность шахт «Полосухинская» и «Грамотеинская».

Калинкин сочувствует и говорит: «Ну здесь есть вопросы-то, сам понимаешь».

16:14. Александр Иванов — Александр Щукин.

Иванов: «Ну смотри, у меня сегодня разговор был с первым лицом. Я ему сказал, что сегодня переправили письмо и деньги мы ожидаем завтра-послезавтра. Вот ты меня, пожалуйста, не подведи, хорошо? Помогай мне!»

Щукин: «Я тебя не подведу! Послезавтра, в четверг, деньги отправлю».

Предприниматель интересуется приостановкой деятельности шахты «Полосухинской» сотрудниками Ростехнадзора: «Ну и что, шахту-то дергать больше не будете?»

Иванов: «Там пауза пока… Вот давай, ты мне помоги, перечисление будет, я тебе все помогу, все».

27 июля 2016 года.

15:22. Губернатор Аман Тулеев — Алексей Иванов.

Иванов: «Новости! Значит, по Щукину: деньги он отправит, сказал, что сегодня после обеда либо завтра в первой половине дня…»

Тулеев: «Это тридцать, да?»

Иванов: «Это тридцать, да, Аман Гумирович. Тридцать».

8 августа 2016 года.

15:36. Александр Щукин — Аман Тулеев.

Тулеев сообщает, что его вызывают в ФСБ, и спрашивает у Щукина, есть ли у него на данный момент акции АО «Разрез «Инской». Щукин отвечает, что ценные бумаги ему не принадлежат и никогда не принадлежали.

11 августа 2016 года.

11:26. Предприниматель Ван Вай-Чен (экс-депутат облсовета, его называли «придворным медиком» Тулеева) — Александр Щукин.

Вай-Чен интересуется, как прошла встреча в Москве с реальным собственником АО «Разрез «Инской» (Юшваевым – L.R). Щукин отвечает, что переговоры прошли хорошо, ему не нужно АО «Разрез «Инской».

Вай-Чен: «Ну и слава Богу!»

27 августа 2016 года.

22:14. Вице-губернатор Алексей Иванов — Аман Тулеев.

Тулеев: «Что в этой истории с «Инской» они (ФСБ) копают, это они под меня копают, что ли?»

Иванов: «Нет, Аман Гумирович, это знаете как — это больше на Калинкина… Они все равно будут пытаться в отношении следователя что-нибудь возбудить (речь идет о замглавы второго отдела по расследованию особо важных дел СК РФ по Кемеровской области Сергее Крюкове и старшем следователе Артемии Шевелеве, которые вели дело о невыплате зарплат на «Инском». Сейчас оба являются подсудимыми, как и их руководитель Калинкин — L.R). Ну, а раз следователь — значит, Калинкин! Поэтому Калинкин-то очень у нас и просит помощи».

Тулеев: «Ну, а мы помогаем?»

Иванов: «А мы ему помогаем, да».

Тулеев: «Теперь при желании меня зацепить у них ничего же не получится, да?»

Иванов: «Нет, ничего нету, Аман Гумирович. Речь даже не о вас… о тех, кто был непосредственно на месте событий. Я думаю, конечно, по большому счету, им было бы интересно и нас туда привязать… Вроде как вот два зама губернатора были там [два заместителя губернатора Иванов и Данильченко и руководитель департамента Троицкая — подсудимые]».

Тулеев: «Но нечем, да?»

Иванов: «Нечем, да. Мы в понедельник подготовим пакет документов, занесем, чтобы нам подкрепить свою позицию правовую. Ну и все, я думаю, что на этом…»

Тулеев: «Ну и Калинкину дай письмо это».

Иванов: «Калинкину поможем, да, Аман Гумирович».

28 августа 2016 года.

10:28. Аман Тулеев — вице-губернатор Алексей Иванов.

Тулеев: «Значит, я тебе что? Еще раз напоминаю с утра: мы на стороне Калинкина, но ни ты, ни я нигде ни под какие эти… не должны попадать даже близко».

Иванов: «Ага, ага».

Тулеев: «Даже близко чтобы ко мне это не было!»

 

Читайте об этом деле также в материалах:

«Они позорятся, за счет губернатора заработную плату платят»

«Хоть бери коленвал, ныряй в море и не выныривай! Глушить начали»

«Давайте, нападайте!». Как кузбасские чиновники рассердились на Щукина

Дело разреза «Инской»: «Была команда Следственному комитету пойти и вломить»

«Меры жестковаты, но в пределах допустимого УПК». Как чиновники спасали «Инской»

Владелец разреза «Инской» оказался «картонным»

«Чтобы все не полыхнуло». В кемеровском суде обсудили спасение шахты

Акционер лишился рубля, и следствие признало его потерпевшим

Дело «Инского»: расплата за добро

«Инской» в «разрезе»: налоговые схемы, пожары и разруха

Когда подчиненные Бастрыкина развивают скорость «Формулы-1»

Судьба «Инского» решалась в Барвихе

Кампания против российского бизнесмена Щукина вышла на международный уровень

В деле разреза «Инской» сыграл свою роль Александр Бастрыкин

Бизнесмен из списка Forbes и 11 млрд руб. долгов от адвоката

Юрист-миллиардер дал секретные показания в суде

Акционер-адвокат и юрист-свидетель в деле сибирского олигарха

Бывшие партнеры по миллиардному бизнесу бьются в полудюжине юрисдикций

Дело разреза «Инской» обрастает новыми подробностями

Дело «Инской»: в чем признался бизнесмен Александр Щукин

В деле разреза «Инской» появились новые свидетели

Работники разреза «Инской» раскрыли любопытные факты по уголовному делу

Миллиардер из списка Forbes подал иск на 5 млн руб. к главному редактору НГ

Кто вынудил бизнесмена Щукина взять акции разреза «Инской»

Против Щукина и Узбекова развязали информационную войну

Карать или спасать: государству предложили переосмыслить роль в делах бизнеса